"Одинокий 23-летний молодой человек ищет постоянных отношений с симпатичной женщиной, повидавшей жизнь. Желательный возраст 24-28 лет. В настоящий момент отбываю наказание в Тартуской тюрьме. Может, найду себе ту, ради которой откажусь от прошлой жизни, и мы вдвоем пойдем встречать закат".

Это типичное объявление о знакомстве, которыми эстонские заключенные бомбят порталы, где размещаются подобные объявления, чтобы найти себе подругу по переписке, а в отдаленной перспективе - и супругу.

В эстонских тюрьмах ежегодно вступают в брак в среднем 50 заключенных, большинство из них - мужчины. Хотя, по распространенному стереотипу, мужчины обычно жениться не рвутся, но тюрьма быстро их меняет.

Брак для сидельца очень важен - он означает материальную поддержку во время срока заключения, наличие места жительства после освобождения (что при условно-досрочном (УДО) является существенным аргументом), эмоциональную связь и спасением от одиночества. Брак также для осужденного становится чуть ли не единственной возможностью иметь сексуальные отношения.


Женятся жестокие закоренелые преступники

Когда осенью прошлого года благодаря решению Госсуда стало известно, что в тюрьме женился серийный убийца, приговоренный к пожизненному заключению Юрий Устименко, многие удивились. Кто и почему пожелал иметь такого жениха? Но на самом деле в тюрьме уже связала себя узами брака большая часть из 41 человека, имеющего пожизненный срок. Каждый месяц в тюрьме женятся несколько насильников, педофилов, убийц, грабителей и других жестоких преступников.

В 2016 году в тюрьме связал себя узами брака приговоренный к 20 годам лишения свободы Сергей Лепметс (не путать с голкипером футбольной сборной Эстонии). Он отбывает наказание за убийство своей сожительницы, совершенное жестоким и мучительным способом, а также за попытку изнасилования и сопряженное с этим нанесение жертве тяжких телесных повреждений.

Когда весной текущего года Лепметс подал на УДО, он сообщил суду, что после освобождения намеревается жить вместе со своей супругой и ее тремя детьми. Других родственников у него нет. Суд счел, что Лепметс по-прежнему может быть опасен, и есть риск, что, освободившись, он совершит новые преступления. Теперь дети избранницы Лепметса смогут некоторое время пожить спокойно.

В местах заключения женился, к примеру, и Леонид Сергеев, который к тому времени уже отсидел 11 лет, а впереди у него - еще 13. После осужденных пожизненно, Сергеев - один из тех, кто получил самые суровые в новейшей истории Эстонии приговоры. Ему назначено наказание в 24 года и 7 месяцев. У Сергеева 17 судимостей по различным статьям уголовного кодекса, в том числе за два убийства. Первое он совершил еще будучи несовершеннолетним, а второе - уже в тюрьме.

Большая часть жизни Сергеева прошла за решеткой, основное образование он получил в тюрьме. "Заключенный с высокой самооценкой, эгоист, жесткий и с низкой способностью проявлять эмпатию", - такую характеристику дает ему тюрьма. Но его невесту это не смутило.

Список "завидных" тюремных женихов можно продолжать долго: серийные убийцы, насильники, изуверы и садисты. "Большинство осужденных на пожизненный срок - женаты", - заверил Eesti Päevaleht отбывающий наказание Яанус Лусмяги. Многие даже успевают и развестись.

Возможность длительных свиданий

Заключенные в местах лишения свободы браки не всегда фиктивны, в них рождаются дети. Например, здесь женился приговоренный за убийство к 12 годам Райдо (фамилию в целях защиты прав ребенка указывать не будем) - грабитель, насильник, алкоголик и наркоман.

Подав в прошлом году после десятилетней отсидки ходатайство на УДО, он отметил, что в заключенном в тюрьме браке у него родился ребенок, который ждет дома папу. Суд, однако, решил, что рецидивист всё еще опасен для окружающих и оставил его в тюрьме.

Историю тюремных браков в Эстонии изучала в 2009 году в ходе своей дипломной работы Маре Пихлак (Академия внутренней защиты). Она опросила 28 женившихся за решеткой заключенных. Выяснилось, что десять из них знали своих будущих жен еще до приговора суда. Но 18, то есть почти две третьих, нашли свою любовь, уже находясь в местах лишения свободы.

Осужденные отмечают, что они женятся потому, что это единственная возможность для длительных встреч.

Многое повидавшие и пережившие женщины

Кто эти женщины, которые выходят замуж за отъявленных рецидивистов, которых они до этого ни разу не видели, и тех преступников у которых вообще иногда нет шансов вернуться в нормальную жизнь, или они выйдут на свободу только через 10-20 лет?

Пихлак пишет в своей работе, что это обычно застенчивые с заниженной самооценкой женщины, которые чувствуют себя аутсайдерами, жертвы жестокого обращения, тоскующие по эмоциональной привязанности. "Если кому-то пришло в голову жениться на заключенном, то ее уже никак не переубедить", - утверждает автор дипломной работы.

Американский психолог и журналист Шейла Айзенберг, автор книги "Женщины, которые любят мужчин, которые убивают" пишет, что в основном - это многое пережившие женщины. Они были физически и эмоционально обижены, часто еще в детстве.

"Это те женщины, которым было больно, - говорит Айзенберг. Брак с заключенным для них спасительный путь, который позволяет быть в отношениях и при этом защитить себя. "Находящийся в тюрьме мужчина не может сделать больно, не может напасть. Женщина владеет ситуацией. Она может прийти на свидание. А может и не прийти. Она может выбирать - брать ли телефонную трубку". Большинство женщин при этом искренне влюблены.

Среди вышедших за преступников представительниц прекрасного пола есть богатые и бедные, с хорошим образованием и малообразованные.

В психиатрии известен так называемый синдром "Бони и Клайд", описывающий сексуальную привязанность к преступнику. Им страдают главным образом женщины. Они живут в добросовестном заблуждении, что их возлюбленный сидит без вины и лично им он никакой опасности не несет. Для них изолированный от общества кровавый злодей - одинокий мальчик, с которым жизнь обошлась жестоко и который достоин сочувствия и женского сердечного тепла.

Есть и такие, которые, напротив, вовсе не заблуждаются на счет своих женихов. Для них преступник - просто воплощение мужественности, а его преступления ужаса не вызывают.

"Меня можно освободить, у меня дома личный надзиратель"

В поисках подруги заключенные не ограничиваются перепиской, иногда они берут на прицел и работающих в тюрьме женщин.

Летом прошлого года об УДО ходатайствовал 27-летний Михкель, который отбывает 14-летний срок за особо жестокое убийство. В возрасте 19 лет он до смерти забил обездвиженного инвалида, чтобы завладеть телевизором. По отсидки восьми лет просил его освободить. "Я изменился, от меня нельзя больше ждать преступлений, я женился и скоро стану отцом", - написал он в своем ходатайстве.

Михкель женился в тюрьме на тюремном охраннике, которая к моменту заключения брака уже надзирателем не работала. "Я женился на выпускнице Академии внутренней защиты, поэтому у меня дома есть личный надзиратель", - убеждал мужчина суд, правда безуспешно.

И таких Михкелей, котором удается околдовать тюремных работниц, далеко не единицы. Когда в 2002 году открыли новую Тартускую тюрьму, то ее руководство столкнулось с настоящей проблемой тайных любовных отношений между надзирателями и заключенными. За три года своей работы там лишись 11 тюремных чиновниц, которые влюбились в сидельцев, а часть из них вышла замуж. Как пишет в своей дипломной работе другая студентка - Мерле Аус, - подобная тенденция только нарастает.

"Работники тюрем, которые вступают в близкие отношения с заключенными, делают это в момент, когда в их жизни наступает какого-то рода психологический кризис, и поэтому чиновник становится восприимчивым к психологическому влиянию, больше нуждается во внимании и поддержке", - приходит к заключению Аус. По мнению автора, большинство работниц тюрем, вступивших в близкие отношения с заключенными, относились к своим возлюбленным как к детям, за которых боятся и переживают, что они могут попасть в неприятности.

Ученые установили, что синдрому "Бони и Клайд" подвержены около 4% сотрудниц тюрем: охранники, психологи, учителя, социальные и медицинские работники.

В Эстонии подобной статистики нет, но, по данным канадских ученых, если оставить за скобками единичные исключения, то подобные отношения заканчиваются в большинстве случаев очень плохо.

Уже упомянутый выше Яанус Лусмяги отбывает наказание за причинение своей жене тяжких и опасных для жизни телесных повреждений. Как рассказал Яанус, он привлек ее внимание как раз своим криминальным прошлым. А 9 лет лишения свободы получил за то, что избил ее настолько сильно, что жизнь женщины спасла только экстренная операция.

"Вступление в брак в тюрьме - это популярная тема", - признается Лусмяги. Объявления о знакомстве заключенные рассылают в интернет-ресурсы, на радио, в их среде из рук в руки переходят женские телефоны и адреса: у сидельцев достаточно время, чтобы для каждой придумать красивые слова и даже стихи. "Делать же здесь нечего, кроме как поплакаться женщине - может повезет", - говорит Лусмяги. Целью же является материальная выгода. "Женщины содержат здесь заключенных".

Осужденные очень хорошо разбираются в женских типах и знают, кто может попасть на их удочку. "Самый верный муж - это получивший пожизненное, - усмехается Лусмяги. - К тому же он не пьет и даже не курит".