– Артур, вы, конечно же, помните, как до 2014 года в Юрмале проходила ”Новая волна” — ежегодный международный конкурс молодых исполнителей поп-музыки. Сейчас ее место, скорей всего, уже занимает музыкальный фестиваль Laima Rendezvous. Как вы думаете: если сравнивать оба этих фестиваля, есть ли шансы у Laima Rendezvous вырасти до таких же масштабов, что были у ”Новой волны”?

– Ну, понимаете, если говорить о масштабах, все будет зависеть от того, что считать точкой отсчета. Ведь это две совершенно разные истории. И, наверное, сравнивать их… ну, кроме самого места, где все это происходит…, было бы неправильно.

По словам критика, ”Новая волна” — большой конкурс и огромный проект российского шоу-бизнеса. Шоу-бизнес (российский) по своим масштабам — одна история. Это ”слон”. Нероссийский шоу-бизнес и такая локальная история, даже, может быть, собственно больше национальная история, которую Лайма как коренная юрмальчанка довольно успешно пытается утвердить на сцене в Юрмале, — это то, что в результате целого напора и череды событий привело к рождению самой органичной вещи, которая вообще могла случиться на этой сцене, — к рождению фестиваля в Юрмале Laima Rendezvous.

– Потому что кто как не Лайма? — спрашивает Артур. И не находит в нашем взгляде обратного. — Здесь не те задачи. Не те глобальные задачи, которые стоят в рамках, в масштабе большого российского шоу-бизнеса. Здесь, больше, такая культурологическая миссия по соединению культур, которую Лайма пытается в меру своих сил реализовывать на этой сцене. И у ней это очень неплохо получается.

Artur Gasparjan, Roman Starapopov
Foto: Kristjan Järv

– Артур, поскольку мы из Эстонии, мы поинтересовались у Лаймы, знает ли она каких-нибудь эстонских артистов…

Артур кивает.

– …А знаете ли вы, может быть, кого-то, кто ”засветился” в российском шоу-бизнесе?

Вопрос не заставил нашего коллегу задуматься. Как и было вполне ожидаемо, журналист назвал немало имен и названий эстонских музыкальных групп.

Как многие знают, в российский шоу-бизнес буквально ворвались Яак Йоала и Анна Веске. Их помнят и слушают их записи до сих пор. Больше на небосводе российского шоу-бизнеса так ярко не сиял никто. Кто-то, возможно, вспомнит великолепную плеяду эстонских рок-групп 80-90-х годов: Magnetic Band, Apelsin, Rock-Hotel… Огромное количество эстонских рок-групп. Тогда, в рамках единого советского пространства, это была очень продвинутая, прогрессивная история. Они были в авангарде. Существовало четыре основных центра рок-движения: Москва, Ленинград, Свердловск (сейчас — Екатеринбург) и Эстония.

– Я помню, — вспоминает наш герой, — как мы бегали по магазинам и пытались купить ”Мелодии” — альбомы эстонских рок-групп, выходившие очень маленьким тиражом, потому что… Ну, одно название Rock-Hotel уже возбуждал, потому что слово ”рок” тогда было гонимо, а тут — целая группа, которая называлась Rock-Hotel!

Как отмечает Артур, к великому сожалению, интеграции популярной музыки Эстонии в России не происходит. В последнее время мы мало слышим о каких бы то ни было эстонских исполнителях. Да, есть Элина Нечаева, ярко выступившая на конкурсе ”Евровидение”. Вроде бы, и все.

В основном, об эстонских исполнителях публика из России узнает в лучшем случае раз в год. Благодаря ”Евровидению”, когда от Эстонии выступают всегда яркие и очень интересные артисты.

– Я помню совершенно потрясающих Urban Symphony. Эта группа, которая выступала на московском ”Евровидении” в 2009 году… Одни из лучших артистов, которым тогда и журналисты поставили очень высокие баллы. Но, к сожалению, такой интеграции… Даже латвийская поп-музыка и рок-музыка больше интегрирована сейчас в российский шоу-бизнес. Там и группа Brainstorm, и сама Лайма, и Интарс Бусулис… Поэтому, здесь есть, что называется, огромное поле, невспаханная целина, которую еще можно вспахивать. Было бы желание. А вот здесь уже второй вопрос: насколько оно есть и будет ли оно, это желание…

– Артур, а что бы Вы посоветовали тем, кто хочет… Понятно, что иметь желание — это не все, но все же… Тем, кто хочет из молодых артистов из Эстонии пробиться в России. Что надо сделать, куда пойти и как о себе заявить?

– Вы знаете, рецепт ”пробивания” очень прост. Во-первых, требуется желание пробиться. Я сомневаюсь просто, что у эстонских артистов есть большое желание пробиваться на российский рынок. Как мне кажется, Эстония уже настолько ориентирована совершенно в противоположную от России сторону, что такой внутренней потребности у нее теперь нет. А если такая потребность возникает, то рецепты шоу-бизнеса во всем мире одинаковы: нужно выходить к аудитории, выкидывать и выдавать на-гора какой-то музыкальный продукт, который будет актуален и принят этой аудиторией, и тогда, собственно говоря… Остальное — вопрос технологий. Продюсеры, раскрутка и так далее. Но основа — музыкальный материал и, как раз, некая стратегическая цель. Если таковая стратегическая цель есть, подбираются соответствующие авторы, произведения.

Но, как еще раз, напоследок, отметил Артур Гаспарян, осталось только дождаться, чтобы кому-то из эстонских исполнителей действительно захотелось встать на путь покорения российского музыкального рынка и российской публики.