На тот момент Май было 20 лет. В том, что мечту следует непременно претворить в жизнь, девушка убедилась летом, когда в легкой одежде и купальнике чувствовала себя не комфортно. ”Почему у других есть, а у меня нет?” — сокрушалась она. Вообще Май — высокая и стройная девушка. Из тех, которым на улице смотрят вслед. Но из-за небольшой груди она была своей внешностью недовольна.

Здание, в которое зашла Май, известно как бывший Дом печати. Она поднялась на последний этаж, где действует клиника эстетической медицины Christinas Clinic. Ее приняла заведующая клиникой Брит-Кармен Норлан и провела консультацию. Операцию назначили на 7 ноября. Стоимость — 3500 евро.

Май провели операцию и выписали домой на следующий день. Тогда она еще не знала, что Christinas Clinic не имеет разрешения на деятельность в качестве стационарной больницы. Как и не знала того, что проводивший операцию доктор Анст Вийклепп хоть и является опытным хирургом общего профиля, но разрешения на деятельность в области пластической хирургии у него нет. Кроме того, выбирать Май импланты должен был именно он, а не Норлан. ”Предоперационную консультацию должен проводить врач, который будет оперировать”, — говорит юридический советник Департамента здоровья Агне Ояссаар.

Май перенесла операцию хорошо. Однако результат совершенно не соответствовал картинке, смоделированной во время консультации компьютером.

”Грудь некрасивая, — говорит Май. — Я заплатила довольно большие деньги, чтобы избавиться от одного из своих основных комплексов, но теперь правая грудь выглядит еще хуже, чем до операции”.

”Ужасно! Я в отчаянии!” — сокрушается женщина, показывая фотографии того, что должно было быть, и того, что стало на самом деле.

Действующий в Эстонии стандарт эстетической хирургии гласит, что клиники не должны формировать нереалистичные ожидания. ”Коммерческие материалы должны защищать пациентов от нереалистичных ожиданий”, — написано в документах.

Трое известных эстонских пластических хирургов подтвердили изданию, что симулировать результаты при помощи компьютера — плохой тон. Один из хирургов отметил, что программа, которая использовалась в случае с Май, обычно выдает приукрашенные результаты.

В клинике в ответ на претензии Май сказали, что операция по увеличению груди прошла успешно, а если она хочет еще и скорректировать форму, то может сделать это при помощи дополнительной процедуры стоимостью 600 евро. Май удивилась, почему услышала об этом только после операции. Клиника созвала консилиум, который посчитал, что все было сделано правильно. В документе при этом написали, что первую консультацию провела главная сестра Мартина Норлан. Май же утверждает, что это была Брит-Кармен Норлан, которая медицинского образования не имеет.

Май пожаловалась в экспертную комиссию по оценке качества медицинских услуг. Экспертом выступил пластический хирург Пеэп Преэ. Он отметил, что не имеющий медицинского образования работник сферы здравоохранение не компетентен выбирать технику проведению операции и модели протезов, даже если это заведующий клиники. Также от отметил, что в созванном Christinas Clinic консилиуме участвовали лишь сами Вийклепп, Мартина и Брит-Кармен Норлан, и не было привлечено ни одного имеющего лицензию пластического хирурга.

Экспертная комиссия пришла к выводу, что ошибок во время операции по увеличению груди совершено не было, но предложила Департаменту здоровья инициировать в отношении Christinas Clinic надзорное производство и определить, отвечает ли их деятельность требованиям. Было ли это сделано, неизвестно.

Издание отмечает, что в эстонской пластической хирургии царит хаос. По словам юридического советника Департамента здоровья Агне Ояссаар, позиция департамента заключается в том, что общий хирург может проводить и пластические операции. Для получения лицензии в клинике должен работать как минимум один врач, имеющий квалификацию пластического хирурга, но сами операции может проводить хоть хирург общего профиля, хоть ЛОР.

Союз пластических хирургов при этом придерживается иного мнения. ”Подготовка общего хирурга сильно отличается от подготовка пластического хирурга”, — говорит член правления союза Олави Васар, ссылаясь на закон об организации услуг здравоохранения, по которому ”работник сферы здравоохранения может оказывать услуги по здравоохранению в рамках полученной специальности”.

Преподаватель ТУ и врач Терье Арак говорит, что видела на своем веку много пациентов, которым пластику проводили хирурги общего профиля без соответствующей подготовки. ”Разрезы в неправильных местах, неправильные техники”, — описывает она.

На просьбу о комментарии адвокат клиники Christinas Clinic Керсти Кяги сказала, что им необходимо провести дополнительный анализ и систематизацию данных, что займет 30 дней.