Евгений Дмитриев, сокращенный совсем недавно с Нарвских электростанций (НЭ) теплотехник, ныне пенсионер по возрасту:

”Ситуация меняется настолько быстро, что сейчас трудно сказать, чем это все закончится. То, что сейчас происходит в эстонской энергетике, на самом деле выглядит очень печально. Если со стороны государства не будет принято каких-то экстренных мер и разумных решений, то в регионе и Нарве, в частности, может произойти социальный взрыв. Ситуация, как сегодня сообщают в СМИ руководители Eesti Energia, вроде и под контролем, но люди в сомнениях, что вопрос для них разрешится как-то положительно. В разговорах гораздо популярнее тема ”черного сценария” как для эстонской энергетики, так и непосредственно для тех, кто пока еще работает в этой сфере”.

Андрей, пока еще работник НЭ, ожидающий сокращения:

”Мысли и ожидания, конечно, только негативные. Рушатся планы на жизнь. У многих из нас в свое время были взяты кредиты на машины, квартиры. И что дальше? Проработали, практически, всю жизнь на станции по конкретной специальности. Куда нам ехать, куда податься от семей, детей, тем более, что мы умеет делать только то, на что учились? У меня нет никакой другой специальности. Найти сегодня другую работу в Нарве и зарплату на уровне НЭ невозможно. Это утопия! Что касается пособий по безработице, то я даже не в курсе, сколько это?”

Вячеслав, потенциальный безработный по сокращению с НЭ:

”Все, что нам обещают после сокращения — выплаты с биржи, переобучение, устройство без проблем на другую работу, — это, как говорят в народе, ”мягко стелят”. Нарва уже переживала подобную историю с ”Кренгольмом”. И где теперь трудятся те ткачихи и другие работники огромного предприятия? Город маленький, и большинство из них мы видим продавщицами на рынках за ”минималку”. А что делать мужикам? Финляндия, Россия, технопарки… Кому мы нужны, да и возраст уже не позволяет”.

Роман, пока еще работник НЭ:

”Очень надеюсь, что меня не сократят. Даже страшно представить, если это случится. У меня двое детей, лизинг до сих пор выплачиваем. Такое впечатление, что все это делается специально, чтобы окончательно убить какое-либо производство в Нарве. Ссылаются на дешевую российскую электроэнергию, но надо было заранее это предвидеть. За каждым сокращенным работником стоят семьи, дети, налоги в конце концов. Извините, мата не хватает, чтобы описать наше нынешнее сегодняшнее состояние”.