Люди одного пола, в вашем представлении, могут квалифицироваться как семья?

Модели семьи в Эстонии есть всевозможные. Моя однозначная оценка, что ребенку правильнее всего расти в счастливой семье, где есть мать и отец. Если этой возможности нет, то в следующей оттуда семье. Никто в этой коалиции не зажмуривает глаза перед различными моделями семьи.

Это что-то, о чем можно было бы говорить и в школах?

Школы тоже не должны зажмуривать глаза перед ситуациями, которые сейчас сформировались в нашем обществе, но следовало ли бы для этого разработать специальный материал. Это входящий в сферу образования вопрос. Может быть, следовало бы обсудить в обществе в целом, как этому обучают.

Каковы могли бы быть, по вашей оценке, возможности однополых пар завести детей и создать семью?

По моей оценке, правильно и исходит из интересов ребенка, что ребенок живет с матерью и отцом. Если такой возможности нет, следует смотреть следующие возможности. Я вспоминаю 2014 год, когда принудительно приняли Закон о сожительстве и треть народа Эстонии была против него.

Что вы имеете в виду под "принудительно"?

На основании исследований, треть народа Эстонии в этот момент не хотела принятия закона. (Солман позднее исправляет, что в августе 2014 года против закона были 58% эстонцев — прим. авт.). Это было принятое против желания народа решение. Его приняли при поддержке определенных механизмов, которые были политтехнологическими.

В Рийгикогу, очевидно, рождаются и другие решения, которые не совпали бы с опросами общественного мнения, если бы их приняли.

Мы вообще не должны с вами ссориться в этом вопросе.

Не ссоримся.

У меня до сих пор болит сердце из-за того, что в тот момент народ Эстонии рассорился и в адрес друг друга бросались оскорблениями. Это же обсуждение несколько лет назад люди до сих пор помнят, и от этого и сегодняшняя тревожная атмосфера, где консервативный и либеральный взгляд как будто борются между собой. Но бороться не нужно. Всегда есть общее. Мы все стоим за эстонское государство, народ и культуру, и это общее следует обрести вновь, но не поднимая ссору и подчеркивая различия, а отыскивая общее. Если вы спрашиваете, какие возможности есть [у однополых пар для усыновления], то во время Закона о сожительстве было лозунгом, что не хотят жениться, а также нет желания усыновлять. Закон этого не устанавливает, но это было лицемерно. На самом деле эти желания есть. В то время и лучшие юристы Эстонии давали оценки, что Закон о сожительстве — брак, он рассорил народ. Следовало бы найти другие решения и оформить права однополых пар и юридически.

Можно ли было бы разрешить жениться?

Я сторонница брака между мужчиной и женщиной.

Но Закон о сожительстве мог бы содержать возможность и усыновлять?

Это вопрос общественной дискуссии. Почему я вообще подняла тему закона о сожительстве, это если другие страны Европы долгие годы искали консенсус, то у нас проехал дорожный каток и часть людей не мирятся до сих пор. Все исследования показывали, что если людям спокойно объяснять, то понимание в отношении различий растет, а принудительно мы и добьемся ситуации, где все встревоженные и недовольные. По моему мнению, это пункт, который очень многое испортил в открытой коммуникации и единодушии нашего народа.

Интервью полностью читайте в Eesti Päevaleht.