”Договоренность о территориальных границах и признание их обеими сторонами, особенно если речь идет о России, является одним из основных инструментов международного права, обеспечивающих безопасность. Это означает, что у обеих стран нет территориальных претензий в отношении друг друга. Важный статус, поскольку именно территориальные требования становились предпосылками для военных конфликтов. Поэтому для наших союзников, особенно для военной оборонной организации НАТО, важно отсутствие у стран-участниц замороженных территориальных конфликтов. Наша восточная граница — это и восточная граница НАТО”, — пишет политик.

Он отмечает, что начиная с 1995 года правительства ЭР декларировали отсутствие территориальных претензий к России. ”Да, это несправедливо, что мы де факто потеряли 5,2% своей территории, но это несправедливое последствие Второй мировой войны”. Цахкна говорит, что хотя критики и считают, что Россия будет игнорировать приграничный договор, и приводят в пример случившееся на Украине, это не так, поскольку западные страны выразили свое однозначное отношение к подобного рода вещам, к примеру, в виде санкций. ”Если бы Россия поступила также с Эстонией, то это означало бы запуск 5 статьи устава НАТО”, — отмечает он.

”Пограничный договор все еще не ратифицирован. Прежде всего, из-за России, поскольку Путин не заинтересован в том, чтобы дать Эстонии уверенность и решить де юре висящие в воздухе территориальные вопросы. Путин дождался момента, когда по внутригосударственным и популистским причинам Эстония сама начинает менять своей внешнеполитический курс”, — продолжает Цахкна.

Цахкна отмечает, что в случае позиции Марта Хельме о том, что Эстонии следует вернуть полагавшиеся ей по Тартускому мирному договору земли, речь идет не просто об оппозиционном популистском движении, а о точке зрения члена правительства, который к тому же во время отсутствия премьер-министра исполняет его обязанности. (Такого же мнения, как Хельме, придерживается и его однопартиец спикер Рийгикогу Хенн Пыллуаас). ”Если на внутригосударственном уровне мы привыкли, что этих политиков слишком серьезно воспринимать не стоит, то на международном уровне это высказывания трактуются как высказывания правительства”, — отмечает Цахкна.

Цахкна пишет, что 15 мая первый номер на евровыборах от Isamaa и бывший командующий Силами обороны Рихо Террас сказал Delfi, что выступает против ратификации пограничного договора в нынешнем виде. По мнению Цахкна, это заявление означает, что Эстония по-прежнему имеет территориальные претензии к России и что нас не устраивает действующая де факто граница.

”По сути Террас как ведущий политик Isamaa легитимизирует позицию названных ”полезными идиотами” политиков EKRE относительно территориальных требований и выражает недоверие министру оборону Юри Луйку, который вел переговоры по приграничному договору”.

”Недоверие Юри Луйку является прежде всего внутренней темой самой Isamaa и напрямую на нашу безопасность не влияет. Однако территориальные претензии влияют на нашу позицию в глазах союзников. По сути мы ставим себя в один ряд с Грузией, Украиной и Абхазией, странами с замороженными территориальными спорами”.