В нем он предлагает женщине, которая, как подозревается, не раз пострадала от насилия со стороны бывшего мужа, поделиться своей историей с читателями, издать ее в виде книги. Полученную прибыль она сможет использовать по своему усмотрению, а сама книга стала бы не только моральным облегчением для нее и ее детей, но и послужила бы учебником для всех жертв семейного насилия, властей различного уровня и учреждений, призванных защищать и оберегать нас от деспотов и садистов.

Мы приводим это письмо на русском языке с сокращениями, полностью его можно прочесть ЗДЕСЬ.

Уважаемая Карин Куузик. Я сейчас делаю нечто, чего я никогда раньше в своей жизни не делал. Открыто пишу женщине, о которой знаю, что ее сердце принадлежит кому-то другому. И уже это начало настолько глупо, что я хотел бы от стыда под землю провалиться. Но я не извиняюсь. Хотя ноги уже немного ватные. Потому что нормальные писатели не пишут незнакомым женщинам так. И к тому же еще публично. Ну да ладно, пусть я лучше буду считаться ненормальным, чем не напишу Вам. И я лучше буду читать оскорбительные анонимные комментарии, чем оставлю свои мысли при себе. И я обещаю, что эти мысли будут интересны. Вам. И кому-то еще тоже. А какого-нибудь мужчину-слабака они сразу начнут раздражать и нервировать. Все равно. Пусть нервируют. Я — сильнее. Настолько, что хочу предложить Вам и Вашим детям квартиру и пособие в 100 001 евро. Это на 1 евро больше, чем партия EKRE предложила в качестве поддержки всему Союзу приютов для женщин Эстонии. Теперь я уже очень надеюсь, что это письмо к Вам попадет и вы прислушаетесь к моим мыслям.

/…/ Верите ли Вы, что еще до разразившегося вокруг Вас скандала в прессе, я слышал о Вас лишь как о прекрасном преподавателе фортепиано из Ляэне-Вирумаа. Только теерь все сошлось. Но у меня никогда не было смелости, чтобы связаться с Вами.

Только теперь чувствую, что нельзя не написать. Я бы сделал это по э-почте или в фейсбуке, но я понимаю, что там эти строки увидела бы еще чья-то пара глаз. Почему бы тогда не обратиться уже публично. Никогда нельзя наблюдать, как кого-то обижают. Будь обидчиком пресса или любовь всей жизни.

А я вижу, что Вас обидели, с Вами обошлись несправедливо. Вы в центре внимания, где Вам дискомфортно. Детям неудобно. Всем неудобно. Вы не выбирали такую жизнь, все просто случилось таким суровым образом. Общественный интерес всегда такая вещь, от которой комфортно не бывает никому. И мне тоже.

Я боюсь говорить об ошибках своей жизни потому, что думаю о том, что почувствует мой трехлетний сын, когда он когда-нибудь меня ”загуглит”. И к тому же мне стыдно, что я не живу с его мамой. Я сам виноват, что мать моего ребенка сделала такой выбор. И мне до сих пор совестно, что я был советчиком и помощником столь многим людям, а сам не могу полноценно жить своей жизнью. Я пишу эти строчки лишь оттого, что хотел бы, чтобы мой сын когда-нибудь узнал, что на самом деле я хотел быть намного умнее.

Так что я знаю, что чем больше мы отрицаем свои беды, проблемы, ошибки, болезненную правду своей жизни, тем точнее, что они продолжат терзать нас и мы от них никогда не избавимся. И они будут преследовать и наших детей.
/…/
Никто не понимает, что творится у Вас в душе. Но я — понимаю. Я вырос в таком доме, где насилие и любовь жили бок о бок. Это мне не нравилось, но я это хорошо выносил. Позволял себя сломать и снова тепел. Сейчас вспомнилось, что в детстве у меня было такое наказание, когда у меня забирали самые мои любимые вещи. Это происходило так, что если я плохо себя вел, то должен сам был выбрать какую-нибудь любимую игрушку и выбросить ее в мусорный ящик во дворе. Любящий партнер-садист всегда угрожает забрать что-то, что нам очень дорого. Почувствовал это, когда Вас, талантливую пианистку, лишили Ваших рук. И жестокость таких лишений практически безгранична. Мне понадобились десятилетия, чтобы понять, что творимое надо мной насилие было неправильным. Раньше я скорее понимал наказания и винил себя. И надеялся, что если буду хорошим ребенком, то будет лучше.

/…/

Вы хорошая мать, потому что хотите защитить своих детей. Свое самое дорогое. Чтобы им было безопасно, чтобы у них был дом. Чтобы у них были мать и отец, любящие друг друга. Я меня те же мысли. И вы также думали о том, что не хотите, чтобы ваши дети стали когда-либо объектами насмешек тех жестоких чужих глупых людей, которые в школе или среди знакомых начнут издеваться над вашей семейной жизнью. Мы все хотим защитить своих детей от издевательств.

/…/

Вы сможете спасти жизни, если расскажете свою историю женщинам, которые должны услышать, что происходит за стенами выглядящего безупречным семейного очага. И Вы сможете спасти много детей, который стали свидетелями ссор своих родителей в подобных ситуациях и ставших частью таких отношений. Вы сможете подняться на высоту, где ни одно обвинение уже вас не достанет. Ни один скрытый секрет, шантаж или обнародование фактов не смогут вас унизить, если Вы выступите со своей очень сложной историей в защиту тысяч других эстонских женщин. Это не только не разрушит семьи, но создаст возможность более крепкой семьи детям, который иначе могут во взрослом возрасте начать повторять ошибки своих родителей.

/…/

Я могу написать роман о Вашей жизни, если Вы согласны. Рассказать следующим поколениям историю об одной смелой женщине с большим сердцем, которая вырвалась из замкнутого круга, а десятки тысяч женщин по всей Эстонии так и не смогли. Эта книга о Вашей истории начала бы придавать силы женщинам и создавать лучшее будущее детям.

Наряду с Вашей историей эта книга бы давала советы от наших лучших юристов, детских психологов и консультантов жертв насилия, которые подтвердят, что на самом деле ни один склонный к насилию мужчина не может отобрать детей у матери. Или заставить молчать мать своих детей с помощью насилия или посулов. Если эта книга продалась в объеме 10000 экземпляров, что совершенно очевидно произошло бы, и если бы она стоила, к примеру, 18 евро, то Вы бы заработали по 10 евро с каждой книги.

К тому же, поскольку я всегда мечтал жить в Пярну, то могу отдать Вам с детьми свою трехкомнатную квартиру в центре Таллинна, пока вы снова не встанете на ноги. Это место, куда не придет ни один грубый мужчина. Потому что своих гостей я умею защищать. Я обещаю. И если надо, эта защита будет такой, что от уголовного наказания за причинение тяжелых увечий не уйдут даже министры. Обещаю от всего сердца, что это не атака на чью-то политику или семью, но моя борьба во имя безопасного детства, счастливых жизней и свободных от насилия отношений. Это мое обещание защитить женщину, которую насильно принуждают скрывать правду. Насилие любит свободу. Дело свободы быть сильнее и умнее. И я обещаю Вам, что мы — сильнее.

И когда-нибудь, если Вы захотите отблагодарить, то может просто научите меня немного играть на пианино. Я об этом мечтал с самого детства. Я лишь надеюсь, что это письмо дойдет до Вас. Хотя бы с помощью добрых людей. И если Вы не хотите или не можете его сразу отвечать, или если Вы не можете со мной согласиться, то скажу еще, что мое предложение не стареет. Всегда можете найти меня в социальных сетях или по указанным внизу контактам. Для прекращения подобных долгосрочных сошлись-разошлись отношений нужны огромное желание и сильная поддержка. Верю, что могу предложить и то и другое.

PS. Если это прочтут и юристы, предприниматели, организации, консультанты жертв насилия и другие смелые люди, которые хотели предложить Карин помощь выбраться из одной из наиболее тяжелых ситуаций в мире, то напишите мне info@henno.ee или звоните +3725036037. Только если мы не позволим обижать слабых, у нас будет право на помощь более сильных. Молчаливое наблюдение помогает только насильникам. Никому другому.