Впервые данная статья была опубликована на нашем портале 05.04.2014.

Вечером 26 апреля 2007 году Яак Аавиксо спокойно лег спать. Ни из министерства, ни из полиции ему никто не позвонил и не сказал, что на Тынисмяги дела вышли из-под контроля еще около 21:30.

Аавиксоо проснулся после звонка премьер-министра Андруса Ансипа. В голосе коллеги не было паники, но было что-то такое, что трудно описать словами. Нужно быстро собраться. ”Ясно, иду. Мы справимся”.

К этому времени работало уже три штаба управления. В Пыхьяской префектуре, в Министерстве обороны и возле церкви Каарли. Возле церкви из старенького полицейского микроавтобуса приказы отдавал тогдашний генеральный директор Департамента полиции Райво Аэг.

В центр управления в Пыхьяской префектуре на Пярнуском шоссе Аавиксоо ехал через центр. То, что он там увидел, вызвало одновременно и удивление, и злость. В общем-то, все было в некоторой степени ожидаемо. Нечто подобное он видел за рубежом. Происходящее казалось немного сюрреалистическим и чужим.

Аавиксоо прибыл в штаб около полуночи. Ансип — спустя некоторое время. Почему он успел на Пярнуское шоссе только после полуночи? Где находился премьер-министр в то время, когда центр города уже давно жгли и крушили? Источник из разведки, который общался с авторами книги, отмечает, что ”Ансип в это время находился не в самом лучшем состоянии”. Ему сложно было что-либо решить, поскольку шесть-семь поступивших от силовиков программ правительство отправило в долгий ящик, не заняв никакой позиции. К тому моменту, когда глава правительства в ту ночь прибыл в префектуру, он уже взял себя в руки. Его мнение было непоколебимо: монумент нужно немедленно перенести с Тынисмяги, будь что будет.

На третьем этаже префектуры можно 365 дней в году в реальном времени смотреть видео с камер наблюдения в центре Таллинна. Царил хаос.

Кризисной комиссией должен был руководить министр внутренних дел, но премьер-министр быстро прибрал вожжи к рукам.

”Было всего четыре-пять человек, которые могли руководить в этой ситуации и принимать рациональные решения”, — сказал Аавиксоо. В штабе еще находись главнокомандующий Силами обороны Антс Лаанеотс, генеральный директор Департамента полиции, люди из Министерства внутренних дел, кризисная комиссия и некоторые канцлеры. Решения принимались на разных уровнях. Другое дело, как к ним приходили. Кризисная комиссия работала под формальным руководством Пихла, премьер-министр и правительство — в форме телефонного заседания.

Ансип уже на протяжение года прямо заявлял, что символ оккупации следует немедленно перенести с Тынисмяги. Теперь он больше не сомневался: ”Мы же не можем позволить произойти ситуации, при которой жители Таллинна, проснувшись утром, увидят, что все, кроме Бронзового солдата, разбито!” Это было бы политическим самоубийством. Это просто невозможно!

Не оставалось ничего другого, как только получить одобрение всех членов правительства Ансипа.

Некоторых людей поймали в очень интересных местах. Где-то в немецком отеле спал министр образования Тынис Лукас, чей телефон был отключен. Тогда позвонили в отель и попросили разбудить эстонского министра — родина зовет. От Ансипа исходило чувство уверенности. После нескольких часов недоумения премьер-министр не потерял самообладания и не проявлял слабости, хотя, конечно, и он был по-своему обеспокоен.

Самый сложный вопрос был, как законно вывести с Тынисмяги Бронзового солдата. Поскольку памятник находился в Таллинне и был как бы во владении города, то нужны были юридические гарантии, что горуправа потом через суд не потребует, чтобы памятник вернули обратно. В штабе префектуры полиции обсудили правовые детали вплоть до того, чтобы не получилось так, что потом кого-то посадят в тюрьму.

”Представьте, если суд в последствии постановил бы, что Бронзового солдата надо вновь установить на Тынисмяги. В этом случае пришлось бы паковать вещи и идти домой”, — усмехается Аавиксоо.

Авторами книги являются журналист Delfi и Ärileht Кадри Паас и журналист Postimees Катарийна Крючкова.