Сегодня был обнародован ежегодник КаПо. В нем, помимо прочего, значится, что в течение последних шести лет из Эстонии уехали в горячие точки Сирии и Ирака пару десятков человек. В их числе — и несовершеннолетние, у которых имеются связи с местными радикальными группировками.

”Возвращение этих лиц назад в Эстонию очень вероятно. Также и не угасает интерес местных радикалов к поездкам в зоны конфликтов. Через Эстонию как транзитную страну проезжали лица, связанные или возможно связанные с крайними исламистами и террористическими организациями”, — утверждает КаПо.

Также пишется, что Эстонии угрожают в плане исламского терроризма люди, кто придерживается фундаментальных исламистких взглядов, полностью противоречат западной демократии.

„В течение времени проблема экстремизма усугубляется. По большей части радикализация происходит в интернете”, отмечается в ежегоднике. Самые восприимчивые к таковым тенденциям те, кто недавно принял ислам: у них — очень высокая мотивация сразу же исповедаться его ”максимально чисто и правильно”.

”Мы обнаружили приблизительно пару десятков мусульман, связанных с Эстонией, которые оказывали поддержку джихаду и проявляли ненависть к неверным. Точное же число радикалов неизвестно. Эстонские крайние становятся радикалами в основном посредством интернета вследствие пропаганды, и у них нет прямого контакта с террористическими организациями. Радикально настроенные в общественном киберпространстве в основном мало заметны. Проявления радикальности все труднее обнаружить, потому как большая часть разговоров происходит в закрытых чатах или в зашифрованных каналах. До сих пор мы не зафиксировали пропаганды терроризма на эстонском языке. Так, исходя из вышеописанного, нельзя исключить совершение теракта в Эстонии одним лицом”.

И все же представители исламистских организаций, периодически наведовавшиеся в Эстонию, столкнулись тут, скорее, со скепсисом, и их трактовка ислама не была одобрена представителями местной мусульманской общины.

В результате напряженной обстановки в Ираке и Сирии в Европу и в Эстонию прибыли военные беженцы, и заметно, что местные не особо активно принимают их за своих. К концу 2018 года в Эстонию были перемещены 206 военных беженцев из Турции, Греции и Италии. Примерно половина из них покинула Эстонию.

”Принятые военные беженцы своей деятельностью до сих пор не являлись угрозой для государства, однако, есть иные проблемы. Позитивных примеров интегрировавшихся военных беженцев еще мало. Эстонский язык учат многие, но результативность среди совершеннолетних очень скромна. У единиц есть постоянное рабочее место. Некоторые совершили правонарушения. Совершили кражи или насилие”, значится в ежегоднике.

Из прибывших в Эстонию военных беженцев одна семья вернулась на родину — в Ирак, другие же уехали и распределились до другим странам-члена ЕС. Главные причины отъезда — чересчур низкие социальные пособия и маленькая мусульманская община. ”А это показывает, что многих получивших убежище в Эстонии можно считать скорее экономическими, а не военными беженцами. Аргумент же об отсутствии мусульманской общины можно рассматривать как нежелание интегрироваться, как попытку остаться в своей традиционной среде”.

Помимо вышеописанного, в Эстонию ежегодно на вполне законных основаниях прибывает значительное число иностранных студентов, однако, КаПо предупреждает, что из-за студенческой миграции имеются ”опасность и реальные проблемы, и они очень велики”.

Хотя большая часть студентов пользуется визой по назначению, то есть для учебы в Эстонии, имеется и значительно число студентов из третьих стран, кто использует статус студента в основном для получения Шенгена и растворяются на просторах ЕС еще до начала учебы. В соцсетях даже имеются соответствующие группы, которые якобы созданы для обмена информацией о возможностях обучения в Эстонии, но по факту там потенциальным студентам на их родном языке объясняется, как шаг за шагом попасть в Эстонию, а потом уехать отсюда в другую страну Шенгена.

”Многие выпускники ходатайствуют тут о временном ВНЖ и устраиваются чернорабочими, зовут сюда и своих членов семьи. Есть основания полагать, что некоторые браки граждан третьих стран заключены с целью получения визы или ВНЖ”.

Также в документе значится, что международный опыт указывает на опасность возникновения закрытых сообществ и параллельных обществ, в которых пренебрегают обычаями и устройством государства, а также идут вразрез с установленным в государстве правопорядком.