Говоря о наблюдающейся сейчас истерии вокруг коалиционных переговоров, Всевиов отмечает в интервью Eesti Päevaleht, что нынешняя ситуации действительно необычна. ”Реакции более радикальные, чем мы наблюдали после прошлых выборов”, — отмечает он.

”Обычно мы видим события не в настоящем, а представляем их в будущем. Так что для очень многих людей возможная коалиция представляется благодатным или наоборот — несчастным будущем. При этом в настоящем ведь ничего особенно не изменилось: сегодня я был в магазине и цены там такие же, как и до выборов”, — рассуждает историк.

”Если в случае с какой-либо политической силой мы определяем при помощи ярлыка ”Eesti eest” , то мы неизбежно на бытовом уровне создаем картину, будто бы у нас имеются другие политические силы, которые против Эстонии. В противном случае в такой идентификации нет никакого смысла. Я уверен, что 99% проживающих в Эстонии людей, в том числе неграждане, за Эстонию. Мы могли бы спокойно сесть и обсудить, как можно было бы лучше выразить это обозначенное ярлыком чувство.”

Рассуждая о сути лозунга ”Eesti eest”, Всевиов задается вопросом о том, какой сценарий для нас был бы лучше: сохранение ЕС или распад? Он отмечает, что ”полной независимости” на самом деле нет ни у одного государства, но если мы все же не откажемся от этой мысли, то сначала должны ”взглянуть на политическую карту и подумать о нашем амбициозном соседе”. ”На этой границе цивилизаций невозможно выстоять, если никуда не принадлежишь. Это подтверждает весь предыдущий ход истории. Много лет назад у нас была уникальная возможность самим выбирать куда принадлежать. Если мы не согласны с этим выбором, то следует заявить, что восточный вариант нам подходит больше. Да и почему нет: если многие наши позиции, например, по вопросам семьи и религии, совпадают, то мы могли бы об этом сказать”.

”Недавно в Эстонии говорилось о том, что у нас в тюрьмах находятся два беженца. Если бы в наших тюрьмах сидело всего два заключенных, то решение было бы простым. В этом случае я всеми двумя руками выступил бы зато, чтобы не пускать в Эстонии беженцев, чтобы искоренить проблему преступности. Но, к сожалению, заключенных у нас не два. Не думаю, что несчастному таксисту из Вильянди, которого несколько месяцев назад избили три хулигана, было легче от того, что это сделали ”наши люди”. Каково соотношение между количеством однополых браков и количеством женщин в приютах? Сколько человек страдает от домашнего насилия? Сколько детей вынуждены бежать из дома? Эти цифры намного более устрашающие, чем те, которые приводятся сейчас при разговорах об абортах. Этим мы, к сожалению, не занимаемся”.

”Самое легкое — это манипулировать национальностью, поскольку для того, чтобы быть хорошим токарем, художником или уборщицей, нужно уметь что-то делать. Если кто-то говорит, что ты лучше других, то есть объективные единицы измерения. Но если кто-то говорит, что ты лучше, потому что ты — немец, турок, эстонец или еврей, то тебе самому ничего делать или уметь не надо. Так приятно, когда ты с четырьмя классами образования можешь быть лучше лауреата Нобелевской премии ! Мне так сказали, ведь в моих жилах течет правильная кровь!”