До сих пор стороны, участвующие в коалиционных переговорах, давали очень противоречивые сигналы в отношении сегодняшней русской школы и детского сада. В предвыборной программе EKRE с самого начала подчеркивалось, что всю образовательную систему нужно перевести на стопроцентно эстоноязычное обучение. Способы и необходимое для такой реформы время остались неясны. Март Хельме 12 марта заявил в комментарии Delfi, что с этим планом согласна и Центристская партия. Период выработки методики, обучения учителей и перехода на эстонский язык обучения составит, по оценке Хельме, ”несколько лет”. ”Несколько”, согласно толковому словарю, означает неопределенное число или количество. То есть, конкретным планом здесь и не пахнет. Но внимания заслуживает то, что лидер EKRE быстро сформулировал по этому вопросу ”общую” позицию еще до переговоров по теме образования, сославшись на единогласие. Которого, как вскоре стало ясно, между партнерами не было.

14 марта после пресс-конференции правительства премьер-министр Юри Ратас подтвердил изданию Postimees, что со дня русские школы закрывать не будут, в то же время отметив, что в какой-то момент это случится. Однако, в тот же самый день министр образования Майлис Репс сказала русскоязычному порталу Delfi, что у родителей останется выбор касательно того, на каком языке будут учиться их дети. При этом Репс добавила, что если право детей учиться на русском языке не будет учтено, то коалиционные переговоры не будут продолжены.

Если углубиться в предвыборную программу Центристской партии, то выяснится, что планов по переходу на полностью эстоноязычное образование в течение следующих четырех лет в ней нет. И даже наоборот: избирателю центристов обещали, что родителям будет гарантирована возможность отправить своего ребенка в эстоноязычную, двуязычную, русскоязычную или иную школу либо детский сад. При этом было обещано поддерживать качественное обучение эстонскому языку в двуязычных, русскоязычных и других образовательных учреждениях.

Какой же сигнал отправляют тем самым русскоязычным избирателям центристов, которые верили, что если эта партия будет у власти, то их дети смогут учиться хотя бы частично на русском языке? Исходя из нынешних, противоречащих друг другу высказываний, у русского избирателя нет уверенности ни по одному из центральных вопросов. Если тему образования не ”положат на стол”, то государство окажет русскоязычным ученикам медвежью услугу, поскольку им и впредь будет очень сложно учиться как в гимназии, так и в университете. В то же время русскоязычная школа в Эстонии обречена на медленное вымирание, ведь мы не готовим учителей-предметников для таких школ. Медленное же вымирание в вопросах образования особенно недопустимо.