Согласно решению сената Тартуского университета, со следующего года в университет планируется прекратить обучение по специальности сурдоперевод. Заместитель председателя комиссии по социальным делам Моника Хауканымм сказала, что основными причинами решения университета являются недостаточный интерес к специальности, высокая стоимость обучения и ограниченная сфера применения переводчиков после окончания учебы. ”За десять лет обучение по специальности сурдоперевод прошли 30 человек, что в среднем составляет три человека в год. Это — действительно очень небольшое число”, — сказала она.

”Но так мы окажемся в ситуации курицы и яйца. Чтобы молодой человек с нарушением слуха мог учиться в университете, ему необходим обученный преподаватель. Если специальность не будет преподаваться, вскоре таких преподавателей не останется, — добавила Хауканымм. — И возможности получения образования для таких студентов значительно сократятся”.

По словам Хауканымм, потребность в сурдопереводчиках имеется. Проблема заключается в недостаточном финансировании услуги сурдоперевода. ”Это означает, что у переводчиков нет работы и специальность в университете не пользуется популярностью”, — сказала Хауканымм.

Член комиссии Юри Яансон также отметил опасность возникновения порочного круга в связи с прекращением обучения сурдопереводу. ”Нельзя прекращать преподавание сурдоперевода. Малый интерес к специальности — недостаточно веская причина. Необходимо серьезное сотрудничество между министерствами, так как молодые люди с нарушениями слуха нуждаются в сурдопереводчиках для получения образования. Если таковые отсутствуют, их возможности автоматически ограничиваются. Крайне важно сохранять при помощи сурдоперевода доступ людей с нарушениями слуха к различным общественным сферам”, — сказал Яансон.

Министерство образования и науки и Тартуский университет совместно с лингвотехнологами запустили пилотный проект по обеспечению студентов с нарушениями слуха системой и устройствами распознавания речи, чтобы протестировать их использование в учебной работе. В то же время, по оценке Яансона, синтезаторы речи не являются достаточным решением. ”В случае многих из этих студентов письменный язык оставляет желать лучшего. Их родной язык — это эстонский язык жестов, который построен на другой логике. Текст, который они воспроизводят на письме, не всегда понятен”, — добавил Яансон.

По словам Хауканымм, необходимо изыскать средства на то, чтобы преподавание продолжилось. ”Преподавание языка жестов на уровне высшего образования — это задача государства. Если у нас 1500 глухих, нуждающихся в этой услуге, требуются дополнительные средства. Три переводчика в год — это лучше, чем ни одного. Пока в услуге сурдоперевода нуждается хоть один человек, нужно ее обеспечивать. Перебрасывание мяча и поиск виновных не обеспечит глухим жизненно важную услугу. Поэтому эта тема должна оставаться на повестке дня”, — сказала Хауканымм.

Яансон отметил, что решение университета ставит сообщество глухих в тупик. ”В результате они теряют веру в возможность участия в общественных процессах”.

По данным информационной системы образования, в прошлом учебном году в высших учебных заведениях Эстонии учились 15 студентов с глубоким или тяжелым нарушением слуха. Данные относительно количества студентов, которые пользуются для общения языком жестов, отсутствуют.

В заседании комиссии по социальным делам приняли участи министр социальной защиты Кайа Ива, советник отдела попечительства Министерства социальных дел Раймо Саади и руководитель отдела высшего образования Министерства образования и науки Маргус Хайдак.