Аво Круусла и его сыновьям принадлежат три фирмы, которые занимаются животноводством и полеводством. На них числятся 56 сотрудников, из них 10% — украинцы.

По словам Аво Круусла, 1315 миграционных квот в год, которые предусмотрены для иностранной рабочей силы, слишком мало. На 2019 год они уже исчерпаны. Если есть разрешение на краткосрочную работу, человек может находиться в Эстонии 270 дней, а после обязан вернуться на родину. В следующий раз приехать в Эстонию разрешается только по истечению 3-4 месяцев.

”А специалиста найти очень тяжело. Местная рабочая сила давно не предлагает специалистов в сельскохозяйственном секторе, — сетует Круусла. — Чтобы собирать ягоды, особые навыки не нужны. А вот для работы на ферме, где современная техника, карусельная и роботная дойки, нужны люди, как минимум, со средне-специальным образованием. Если специалист не из Эстонии, спустя 270 дней мне надо искать нового из Украины, Молдовы, или, скажем, Болгарии. Нужно время, чтобы его обучить. А хороший он работник или нет, я смогу сказать только через год его работы. Хорошим работникам мне не жаль платить достойную заработную плату”.

Тем не менее, по словам Круусла, если решать вопрос с нехваткой рабочей силы за счет найма иностранных работников, к примеру, украинцев, появляется ряд других проблем.

Украинцы трудоустроены официально, соответственно они сами и их работодатели платят налоги. По некоторым оценкам, летом прошлого года в поселке Канепи работало около 100 временных работников из Украины. ”Но налоги шли не в местное самоуправление, а в бюджет государства. В местный бюджет не вернулось ни цента. Предполагается, что должно вернуться 50%, но это не так. Возврат налога в бюджет местной власти рассчитывается по количеству работников по состоянию на 1 января. А поскольку на сезонные работы люди приезжают летом, то их не учитывают”, — рассказывает Круусла.

Регистрация

Также Круусла обращает внимание, что приезжие работники не становятся на учет и не регистрируют свои передвижения. У них нет временной прописки. ”А если человек пропадет? Откуда полиция узнает, где его искать? Нельзя допускать, что приезжий сегодня в Канепи, завтра в Элва, а послезавтра в Таллинне”, — уверен предприниматель.

Если работник приезжает вместе со своей семьей, то возникает вопрос устройства ребенка в детсад. ”У меня работает Сергей. Тут его семья — жена и ребенок. Жена работает на соседнем хуторе. Ребенку нужен детский сад. А как его туда устроить? Как эту маленькую девчонку поставить на учет в детском саду, если у тебя нет прописки?” — задается вопросом хозяин хутора.

Круусла сумел самостоятельно решить этот вопрос с волостным старейшиной. ”У меня есть супруга, дети уже взрослые. Для нашей семьи предусмотрено место в детском саду, даже не одно. Устроили ребенка Сергея, как будто это мой ребенок, потому что у нас детский сад бесплатный. А если налоги не поступают, то какой интерес тогда у волости к семье, к этому ребенку?”

Серые схемы оплаты труда

Приехавших на сезонные работы иностранцев подстерегают и другие проблемы. Например, сложно открыть счет в местных банках. По словам предпринимателя, такая услуга им обойдется примерно в 200 евро. Конечно, у них есть счета в украинских банках, но каждый денежный перевод из эстонского банка в украинский обходится работодателю в пару десятков евро. В прошлом году перевод стоил около 25 евро, в этом немного подешевел. А если граждане Украины захотят в Эстонии снять наличные, то им еще придется оплатить конвертацию валюты. Получается замкнутый круг.
”И мы еще боремся с наличными платежами! Если мы все время говорим, что Эстония такая хорошая, то должны это доказывать. А когда эти ребята постоянно сталкиваются с проблемами, то как они будут говорить о нас, когда вернутся домой?” — задается вопросом предприниматель.

Круусла говорит, что сейчас на рынке появились фирмы, которые сдают рабочую силу в аренду. Они могут быть зарегистрированы в Литве, Латвии или Польше. ”От нас, предпринимателей, которые нанимают работников, деньги поступают им. А кто может гарантировать, что наемный работник получит оплату? Кто гарантирует, что за него платят государственные налоги? И какие социальные гарантии у этого работника?” — указывает Круусла на вопросы, которые до сих пор не контролируются государством.

Предприниматель добавляет, что для него неважно, откуда приехал работник — из Украины, Беларуси или Молдовы. Главное, чтобы специалист был хороший. ”Ну а что касается украинцев, то у нас сейчас тесные отношения с Украиной. Украинцы приезжают, затем привозят своих знакомых, тем более, в Эстонии еще с советских времен большая украинская община. Когда я работал в колхозе, у нас их называли ”гуцулами”. Это карпатский народ, очень трудолюбивый и порядочный. Так что мы знаем, с кем имеем дело”, — говорит он.