После смены власти у всех остальных в партии Юри Ратаса все было хорошо. Почему не у вас?

Это был мой сознательный выбор. Я и некоторые другие центристы, которые присоединились к избирательному союзу Эдгара Сависаара, решили поддержать на местных выборах его. Тогда Центристская партия решила, что эти люди партии не нужны. Нас исключили. Я рада, что все остальные обрели теплые места и в избирательных списках под крылом Ратаса. Это хорошо, что их сотрудничество действует.

Сависаара тоже надо было исключить?

Конечно, он же стоял во главе избирательного союза.

Когда произошел окончательный разлад? Когда вы создали избирательный союз Сависаара?

Да, определенно.

Зачем нужен был этот союз?

Я не жалею об этом решении. Единственное, что мы опоздали и у нас было мало времени на то, чтобы представить себя и познакомиться с избирателями. Поскольку Сависаар оставался в Центристской партии, то избиратели находились в замешательстве. Запущенная Таллинном пропагандистская машина работала против Сависаара и Делового Таллинна. Все это в совокупности привело к тому, что мы не получили того результата, которого хотели. Я не жалею о том опыте, что получила. Я все равно бы не осталась в Центристской партии.

Мне не нравятся двойные стандарты, которые повсюду. Мне это не подходит. Я пришла в политику и думала, что мы стоим за определенные принципы, что у нас определенные цели, которых мы хотим достичь. Яне Тоом и Михаилу Корбу известно, что Центристская партия — единственная партия, выступающая за сохранение русских школ, но в это же время появляется Кадри Симсон и говорит, что после выборов кандидатами в коалицию для центристов останутся те же партии, что и прежде, то есть Исамаа. На одном из инфочасов Рейнсалу сам сказал мне, что Исамаа — это та сила, которая мешает центристам претворять их обещания в жизнь. Русская школа, гражданство и другие темы. Одни центристы говорят, что надо, чтобы сохранить русских избирателей, а руководство думает совершенно по-другому.

Юри Ратас предлагал вам что-то, чтобы вы не выступали с избирательным союзом против Центристской партии?

Нет. Никто ничего не предлагал. Скорее, пытались запугать, мол, вы сами понимаете, что будет и какие шаги предпримет партия. Никаких предложений не было, да и вряд ли я приняли бы их, поскольку перед этим был 9 мая, после которого меня и Оудекии во фракции ”поставили к стенке”. После того, как премьер-министр посчитал нужным написать о своем однопартийце большой пост в Facebook, ему по сути больше нечего было предложить.

Но Яне Тоом предложили. Что?

Не знаю. Думаю, ничего. Думаю, она сама в последний момент решила, что не хочет.

Струсила?

Это надо спросить у нее. Смотря на то, что происходит, думаю, ей не предложили ничего. Она просто смогла дальше оставаться в партии.