А именно, в 2003 году казалось, что киоски, несмотря на запрет, стремятся все смелее демонстрировать журналы порнографического содержания. Пеэтер Соокруус из Министерства культуры сказал тогда, описывая разрешение той ситуации, что, когда комиссия и полиция активно боролись на эту тему с киосками, большинство продавцов киосков стало закрывать порнографические журналы листком бумаги или другими журналами, чтобы видно было только название журнала.

Спустя поколение, требование защищать детей от порнографии остается в силе, однако для борьбы с порнографией листков бумаги уже недостаточно. В телефонах выросших в Интернете детей — весь мир, и не только лучшая его часть. По данным исследований, практически все живущие в Эстонии дети пользуются Интернетом, попадая на просторы виртуального мира в среднем в возрасте 8 лет. 40% молодых людей становились жертвами травли в интернете, кибербуллинга, и в одном только 2010 году треть детей Эстонии от 9 до 16 лет видели за последние 12 месяцев в Интернете фотографии сексуального содержания, а одна пятая часть молодых людей сами получали или посылали сообщения с явно выраженным сексуальным содержанием, в том числе фотографии и видео.

Интернет является частью реальной жизни современной молодежи. Это значит, что посредством Интернета начинаются отношения, выражаются чувства, познается близость и интимная близость. Sexting, или обмен сообщениями, фотографиями и видео сексуального содержания, является частью общения детей между собой. Однако проблемы возникают, когда эти материалы начинают распространяться публично, и их используют в целях преследования ребенка или злоупотребления им.

По словам лейтенанта полиции Маарьи Пунак, в тот период, когда она работала в качестве веб-констебля, ей как минимум раз в неделю поступали случаи, в которых в Интернете распространяется фотография или видео ребенка из Эстонии в обнаженном виде. Серьезность проблемы подтверждает и руководитель службы по защите детей Пыхьяской префектуры Реймо Райвет:

”Мы все чаще расследуем изготовление и предоставление детской порнографии, в которой все участники — несовершеннолетние. Не в каждом случае начинается уголовное делопроизводство, однако вмешательство и помощь полиции всё же необходимы”.

Фотографии, распространение которых становится позднее для ребенка кошмаром, он делает, как правило, под воздействием положительных эмоций. Фотографии пересылаются между друзьями-подругами или посылаются любимому человеку. Однако в какой-то момент отношения между молодыми людьми портятся, и тогда фотографии распространяются в целях преследования или мести уже в более широком кругу, и уничтожить их в Интернете становится практически невозможно.

Дети могут быть очень жестокими

По оценке Пунак, ребенок посылает свои фотографии в большинстве случаев людям, которых он любит или которые ему близки, и только в очень редких случаях взрослый сознательно выманивает у ребёнка фотографии в обнаженном виде. Случается, что легкомысленный ребёнок делает фотографию или видео просто ради шутки.

У фотографий и видео, которые дети пересылают, может быть различный характер и различная степень тяжести. Делаются как просто фотографии в обнаженном виде или в нижнем белье без бюстгальтера, так и видео, на которых 13-летний ребенок мастурбирует, мальчики занимаются друг с другом сексом, кого-то тайком засняли в душе или кто-то пробует увиденное на порносайтах.

Зачастую к фотографиям или видео на момент создания не относятся как к чему-то сексуальному. Например, 12-летний мальчик включил в популярном чате прямой эфир, и ему неожиданно предложили в стиле " А тебе слабо?" снять штаны, что он и сделал перед тысячами зрителей. Или, например, девочки обсуждают темы, связанные с телом и здоровьем, и посылают друг другу фотографии себя или конкретных частей тела. ”Если спросить, зачем делаются эти фотографии, то есть дети, которые отвечают, что они не стесняются своего тела, и им все равно, будет эта фотография распространяться или нет. Это само по себе хорошо, что ребенок чувствует себя в своем теле уверенно, но если потом выясняется, что фотография попадает в руки людей, которым она совсем не предназначена, и над ребенком начинают издеваться, то он чувствует себя очень уязвленно”, — говорит Пунак.

Маарья Пунак
Фото: Реэлика Рийманд, Департамент полиции и погранохраны

По словам Райвета, в понимании детей разница между издевательством, местью и шутками очень несущественна: ”Дети могут вести себя очень жестоко. И не потому, что они по своей сути какие-то плохие или злые. Просто они еще не могут понять своих эмоций, эмоций других людей или последствий своих действий. Поэтому у них нет границ, и их насмешки могут сделать жизнь предмета этих насмешек просто невыносимой”.

Издевательство в групповых чатах

Средний взрослый Интернет-пользователь, который читает новости на портале Delfi и делает банковские переводы, очевидно недостаточно хорошо представляет себе, что представляет из себя Интернет-общение молодежи. Дети Эстонии используют все известные социальные платформы, такие как Facebook, чья популярность, конечно, снижается, а также Snapchat, Instagram, WhatsApp, VKontekte, Odnoklassniki, Youtube, Kiki, Yellow и Reddit. Одним словом, в Интернете общаются как приватно, между собой, так и в более больших группах или на форумах, и делятся информацией о себе и своей жизни. При этом самыми лучшими для выкладывания видео и фотографий являются Snapchat и Instagram, не говоря о Youtube, где у самых выдающихся пользователей в неделю набирается столько же зрителей, как у самых популярных телепередач.

В последнее время у веб-констеблей полиции больше всего работы появляется в связи c группой в Facebook „Eestlaste kolmnurk” (”Треугольник эстонцев”), имеющей 61 000 подписчиков. ”На данный момент это — одна из самых ужасных коммун, где люди общаются и включают прямой эфир. В числе подписчиков много детей и молодежи, а также людей с особыми потребностями, безработных и пьющих людей. Делаются различные шуточные посты, но много там и издевок, давших начало групповым чатам”, — рассказывает Пунак. Чтобы понять, о чем страница, достаточно посмотреть на последние посты коммуны: фотография девушки, почти ребенка, курящей кальян, прямой эфир работы экскаватора, фотография коровы на велосипеде и призыв отметить друга, который согласен переспать с этой коровой, а также интервью детей с бездомным, под которым больше тысячи человек поставили ”лайк” и которое прокомментировало более двух тысяч человек.

Издеваются все же в основном в закрытых группах или на специально для этого созданных страницах. Например, делается пост в ”Треугольнике эстонцев”, что создается закрытая группа для того, чтобы выкладывать фотографии какого-то человека. К этой группе могут присоединиться сотни человек, которые выкладывают или уничижающие и оскорбительные фотографии этого человека, или шутки про него. ”У нас был случай, когда фотографий одной девушки было выложено за час 57 штук. Конечно, не на всех этих фотографиях она была в обнаженном виде, но это были, например, фотографии, на которых человек был с глупым выражением лица, пьяный, или его тайком сфотографировали в раздевалке”, — описывает Пунак. По ее словам, для издевок групповые чаты используют в основном дети — она никогда не видела группу взрослых людей, в которой все издеваются над одним. ”Взрослые в кибертравле сильнее в том смысле, что они умеют, подбирая слова, осознанно причинить боль. Если взрослому человеку десять раз сказать, что он дурак, он просто пожмет плечами. Однако если сказать публично о ком-то, что она плохая мать и не заботится о своих детях, то это очень сильно задевает”, — поясняет она.

Полиция всегда реагирует, если распространяется фотография обнаженного ребенка

В среднем два-три раза в неделю веб-констебль занимается hate-страницами в Instagram, на которых весь аккаунт посвящен издевкам над одним конкретным человеком. На этих страницах выкладывается практически все, что может задеть этого человека — уничижающие фотографии, оскорбления, клевета, призывы издеваться над ним.

”Ребенок, который сфотографировал себя в обнаженном виде и потом отправил кому-то эту фотографию, никогда не знает, когда и где эта фотография потом всплывет. Например, у нас уже по пятому или по шестому кругу проходит видео мальчиков, которые занимаются сексом. Все участники моложе 14 лет, и они абсолютно узнаваемы. Если у нас и получается в очередной раз это видео временно удалить, оно никуда не пропадает. Мы каждый раз связываемся с распространителями, извещаем платформу, на которой было выложено видео, и предлагаем жертве помощь, но это не мешает видео существовать”, — отмечает Реймо Райвет.

Полиция всегда реагирует, если распространяется фотография ребенка в обнаженном виде, независимо от пола пересылающих, их возраста и причины, по которой они это делают. ”Задача наших веб-констбелей — связаться с молодежью, проверить, где эта фотография была выложена, и напомнить, что такой материал распространять нельзя. Если дело более серьёзное, то такая информация передается полицейским из групп по защите детей, которые решают, как поступать дальше”, — говорит Маарья Пунак.

Закон запрещает эротическое или порнографическое изображение ребенка, или лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и порнографическое изображение несовершеннолетнего лица, а также выкладывание этого материала, владение им или его просмотр.

Прокурор Пыхьяской окружной прокуратуры Энели Лауритс утверждает: ”Преступление совершают как те, кто пересылают такую фотографию или такое видео, сохраняют их в своём телефоне или на компьютерных носителях информации, так, конечно, и те, кто сделал такую фотографию или такое видео доступными. Дети считают, что, выкладывая фотографию, они общаются только между собой, однако фотография, выложенная и в закрытой группе, в считанные часы переходит в другие среды общения и становится таким образом доступной бесчисленному количеству людей. Всех таких людей закон рассматривает как распространителей детской порнографии или лиц, предоставляющих к ней доступ”.

Уголовное делопроизводство не останавливает распространение фотографий

Эстонские законы не являются в этом вопросе какими-то особенными. В январе 2018 года полиция Дании представила подозрение 1004 человекам, которые пересылали через Facebook-мессенджер два видео с жестким порнографическим содержанием с участием 15-летних молодых людей. Полиция установила личность как молодых людей, изображенных на видео, так и всех пересылавших эти видео людей. В Эстонии не было расследований с таким количеством подследственных лиц, однако, например, в 2017 году было зарегистрировано 16 случаев изготовления детской порнографии, в которых изготовитель являлся несовершеннолетним лицом.

Реймо Райвет
Фото: Реэлика Рийманд, Департамент полиции и погранохраны

Все же уголовное делопроизводство не является целью само по себе, и многие случаи разрешает полицейский по работе с молодежью. ”Если мы имеем дело со случаем, произошедшим по незнанию, где сами участники еще неделиктоспособны, и необходимо поговорить с детьми в школе в каждом классе, чтобы все объяснить, то этим занимается полиция по работе с молодёжью. Однако если распространитель уже более взрослый и действует со злым умыслом, задача нашей службы дать ему понять, что одно уже выкладывание фотографии является очень серьёзным делом” — разъясняет Райвет. ”Для ребенка, чье видео распространяется, в этот момент уже не имеет особенного значения, кто был переславший — его сверстник, младшая сестра, чужой человек или 40-50-летний извращенец. Жертве, фотографии которой распространяются, уголовное делопроизводство по сути не помогает, потому что материал уже циркулирует в Интернете. В то же время в Эстонии установлен возраст привлечения к ответственности, начиная с которого мы предполагаем, что молодой человек понимает, что можно делать, а что — нельзя. Поэтому лицо, достигшее 14-летнего возраста или более, выкладывающее материал, должно учитывать исходящие из закона последствия”.

Для того, чтобы завоевать доверие детей, педофилы используют фальшивые аккаунты

Более серьезные случаи, чем просто выкладывание материала, таковы, что у ребенка или молодого человека начинают что-то вымогать, угрожая распространением его фотографии в обнаженном виде. ”Старший мальчик получает через кого-то фотографию девочки в обнаженном виде и начинает требовать от нее отношений и секса, угрожая распространить эту фотографию”, — описывает лейтенант полиции Маарья Пунак один из случаев. Обращения людей в полицию показывают, что, что такое происходит и в отношениях между взрослыми — от женщин требуют в основном новых фотографий или секса, а от мужчин — денег.

По оценке Райвета, вымогательства среди несовершеннолетних меньше, но в случае педофилов обычной практикой является на основании одной фотографии требование других или уговоры встретиться.

”Педофилы получают первые фотографии именно из групповых чатов или из других источников и тогда начинают напрямую общаться с жертвой и ей манипулировать”, — добавляет Пунак. В качестве примера она приводит случай, когда взрослый мужчина утверждал, что ему 14 лет, и выманивал у одного мальчика фотографию в обнаженном виде, на основании которой начал вымогать встречу. ”Поначалу они просто разговаривали об отношениях и о гомосексуальности. Ребенок сказал, что ничего не имеет против геев, и в доказательство этого готов послать фотографию себя. Тогда мужчина начал вымогать встречу и говорил напрямую, что он хотел делать с ребенком. В то время, когда мальчик попросил у меня помощи, он был дома, но боялся выйти из своей комнаты и обратиться к маме или к папе”, — описывает Пунак.

Как Пунак, так и Райвет признают, что, смотря на беседу в Интернете, полиция достаточно легко может понять, общается ли с ребенком его сверстник или человек, который просто утверждает, что он моложе. На это указывают в первую очередь словарный запас, сленг и использование эмотиконок, но основное отличие состоит в структуре беседы. ”Педофил, притворяющийся ребенком, умеет убеждать свою жертву, играть на ее слабостях и манипулировать ей. Его цель — материал, представляющий для него сексуальный интерес, и он систематически работает в направлении получения этого материала. У детей такой цели нет”, — говорит Райвет.

По словам Пунак, педофилы используют для завоевания доверия детей фальшивые аккаунты, стараясь сделать их максимально похожими на аккаунты сверстников. Ключевым моментом здесь являются общие друзья на Facebook: ”Дети принимают приглашения дружить от незнакомых людей, потому как чем больше друзей, тем круче. Если создатель фальшивого аккаунта отмечает, что он является учеником какой-нибудь большой таллиннской школы, то тогда большинство учеников этой школы принимают его предложение дружить, не проверяя при этом, знаком ли им этот человек в реальной жизни. Таким образом создатель фальшивого аккаунта получает доступ к ежедневным беседам детей и добивается желанного контакта”.

Вмешиваться нужно немедленно

В большинстве случаев, которые попадают в поле зрения полиции, происходят между с живущими здесь детьми и взрослыми, и общение происходит на эстонском и русском языках. В то же время живущие в Эстонии дети могут общаться и на английском языке, и служба по защите детей Пыхьяской префектуры в некоторых случаях уже посылала материалы своим коллегам из Индии, Палестины, Великобритании и США. Несмотря на то, что беседы происходят на местном уровне, фотографии детей, распространяемые в Интернете, попадают и на интернациональные порнографические сайты и, несмотря на извещения и уничтожение, продолжают годами распространяться в Интернете.

По словам Пунак, чтобы воспрепятствовать распространению фотографий, необходима прежде всего скорость: ”Как только кто-либо фотографирует кого-то без разрешения или угрожает распространить фотографию, должен вмешаться кто-то из взрослых — учитель, мать, отец или, в конце концов, полиция. В идеале необходимо вмешиваться до того, как что-либо реально успеют распространить”.

Быстрое реагирование предполагает, что дети готовы рассказывать о подобных случаях родителям или учителю, однако на сегодняшний день обычно так не происходит. Был, например, случай, когда педофил требовал от учениц пятого класса прийти к ним в гости. После того, как его заблокировали, мужчина стал распространять объявления с фотографией и контактами девочек и с предложением: ”хочу переспать с как можно большим количеством мужчин”. Дети не осмелились обратиться за помощью, потому что родители их предупреждали, что с посторонними людьми общаться нельзя, и поэтому им было стыдно и страшно рассказать о случившемся.

”Бывает, что ребёнок пишет веб-констеблю из своей комнаты, он в панике и плачет, а пойти в другую комнату поговорить с мамой или папой боится. В таких случаях мы убеждаем ребенка, что всё же нужно поговорить с родителями. Когда в таких ситуациях обращались ко мне, конечно же, пыталась утешить ребёнка и предложить свою помощь, но это всё же не то же самое, если мама или папа обнимет ребёнка и скажет, что всё будет хорошо”, говорит Пунак. Она утверждает, что это вопрос на миллион, как объяснить детям, что какие-то вещи делать нельзя, но если что-то всё же произошло, то мама и папа обязательно помогут. ”Когда я беседую с родителями детей, я всегда подчёркиваю, что на эти темы дома необходимо разговаривать, чтобы в случае, если у ребёнка что-то подобное случится, он не побоялся бы об этом рассказать. Нельзя думать, что ребёнок осмелится, что называется, на пустом месте прийти и рассказать, что он послал кому-то фотографию себя, и теперь у него проблемы”.

Как говорить о порнографии, не краснея?

”Родители считают, что их дети знают об Интернете всё, и они в плане Интернета ничем не могут своим детям помочь. Да — дети знают всё об устройствах, аккаунтах, постах, но они не умеют, например, разрешать споры, расходиться с бойфрендом или переживать оскорбления. Издевательство и высмеивание всегда каким-то связаны с отношениями в реальной жизни, и в большинстве случаев эти процессы нельзя оборвать, просто уничтожив что-то в Интернете. При развитии социальных навыков именно родители играют ключевую роль”, — говорит Пунак.

После выступления веб-констебля на родительском собрании в зале часто наступает тишина или задаются вопросы, почему полицейский своими рассказами пугает людей. ”Дети начинают пользоваться Интернетом в таком маленьком возрасте, что нам нельзя предполагать, что они всё понимают и со всем сами справятся. Если 7-летний ребёнок создаёт себе аккаунт на Facebook, у него нет представления о сексе и наготе и если кто-то попросит у него фотографию его тела, он не увидит в этом ничего плохого”.

Пунак описывает случай, когда мальчики из второго класса сделали однокласснику на фотографии вместо ушей пенисы. ”Можно сказать, что это просто грубая шутка, но эти части тела были найдены в Интернете через поисковик. Скорее всего, они были взяты с сайта типа Pornhub, где на главной странице можно сразу же увидеть очень жёсткий материал. Если на эту страницу попадёт ребёнок, с которым никогда не говорили о сексе, то он не сможет вести себя разумно и сделает свои выводы. Так, у нас был в прошлом году случай, когда 10-летние пытались повторить то, что увидели на видео, а 14-летний мальчик постоянно отсутствовал в школе, потому что предпочитал смотреть порнографию. Мне нет смысла говорить родителям о том, чтобы блокировать аккаунты или устанавливать компьютер в гостиной, если дети по техническим навыкам уже превосходят взрослых и используют Интернет прежде всего в телефоне. Я скорее говорю, что подумайте, как разговаривать со своим ребёнком о порнографии, не краснея, как договориться на постоянной основе о времени использования компьютера и как развить взаимное доверие”.

И Райвет, и Пунак считают, что с большой вероятностью дети и молодые люди будут в будущем получать ещё больше сообщений сексуального содержания. ”Мы говорим о детях и подростках, для которых фотографирование себя является, по крайней мере в начале, развлечением и источником позитивных эмоций, и я не вижу, чтобы это куда-то исчезло”, — отмечает Пунак.

”Мы должны уяснить для себя и объяснить своим детям, что Интернет — это реальный мир, и последствия того, что в нём происходит, серьёзны и реальны. Не знаю, когда в обществе возникла необходимость предостерегать детей, чтобы они никуда не ходили с посторонними, однако на сегодняшний день мало кто из детей согласится сесть в машину с незнакомцем. Интернет-угрозы кажутся нам чем-то новым, но я уверен, что, спустя годы, предостережения и чувство опасности, укоренившиеся в обществе, доберутся и до виртуального мира, и жертв среди детей станет меньше”, — говорит Райвет.

Совету ребенку

Подумай, что ты выкладываешь. Никто не имеет права требовать и вымогать обманным путём фотографию, видео, отношения, встречу и т.д.

Не давай никому свои пароли и не подпускай никого к своим аккаунтам. Поставь телефон на пароль, чтобы твои фотографии и сообщения не были никому доступны в случае, если телефон останется без присмотра.

Если ты выложил/а фотографию, и сверстник угрожает её переслать, сразу же обратись за помощью к маме, папе или другому взрослому, чтобы фотография не начала распространяться.

Делай скриншоты беседы и угроз, чтобы их можно было использовать при передаче полиции данных об имени пользователя, группе или сайта, а также при проведении полицией расследования.

Заблокируй преследующего тебя и угрожающего тебе человека и удали его из списка своих друзей. Сделай доступ к твоему аккаунту приватным, если он был общим. Если ты кому-то дал/а пароли от своего аккаунта, измени их.

Подумай, с чего начались преследование или угрозы, и есть ли у тебя возможность как-то разрешить этот конфликт в реальной жизни. Попроси совета и помощи у взрослого, которому доверяешь.

Советы родителям

Говорите с ребёнком об опасностях, подстерегающих в Интернете, и убедите его, чтобы он всегда обращался к вам, если что-то случится.

Немедленно свяжитесь с распространителем фотографии или видео, а также с его родителями или учителем. Дайте распространителю чётко понять, что его деятельность непозволительна.

Известите портал социальных медиа об использовании материала без разрешения, чтобы информация была удалена. Используйте поиск фотографий Googlе, чтобы найти те же фотографии на других сайтах.

Если по беседе в Интернете видно, что до ребенка домогался взрослый в сексуальных целях, обязательно обратитесь в полицию.

Развивайте с ребенком доверительные отношения, чтобы Вы могли заблаговременно узнать о возможных проблемах и могли вместе с ребёнком их решить.

Оригинал статьи был опубликован в журнале Департамента полиции и погранохраны "Radar".