По словам председателя комиссии по культуре Ааду Муста, крайне важно было уточнить, что в случае обоснованных подозрений проводится проверка вещей ученика, в т.ч. одежды и закрытого шкафчика, но не делается обыск тела. ”Возможность проверить вещи ученика, заложенная в законопроекте, по смыслу не отличалась, но теперь добавлено уточнение, что обыск не направлен против личности ученика. Таким образом, из законопроекта будет исключена вызвавшая больше всего споров часть, которая, по некоторым оценкам, могла создать опасность злоупотребления властью. Наша цель — повысить безопасность в школах и сделать это так, чтобы никто не почувствовал себя ущемленным”, — пояснил Муст.

Согласно поправке, лицо, применяющее методы влияние, должно иметь соответствующую подготовку. ”Создавать и проводить специальную программу обучения — не разумно. Важно, чтобы лицо, изымающее запрещенный предмет, имело необходимую подготовку. В основе этого лежат ключевые навыки, необходимые в работе учителя”, — сказал Муст.

В законопроекте заложены ограничения на изъятие запрещенных предметов, но применять эту меру можно лишь в случаях, когда других методов недостаточно. По словам члена комиссии Йоко Алендер, цель — дать четко понять, что запрещенные в школе предметы могут быть взяты на хранение. ”Если ученик не передает запрещенный предмет добровольно, то изъятие предмета и проверка вещей ученика против его воли возможны лишь в случае непосредственной опасности для жизни, здоровья или чужого имущества”, — сказала Алендер.

По планам закон вступит в силу 1 сентября 2019 года.

Комиссия приняла решение направить проект закона о внесении изменений в Закон об основной школе и гимназии (729 SE) пленарному заседанию на второе чтение, которое состоится 30 января.