По различных причинам в Эстонии было решено не рассекречивать имена сотрудников КГБ ЭССР. У нас не было обзора об архивах, и лучше всего этот период охарактеризовал Хайнц Валк: ”Осенью 1991 года мы вместе с Энном Пыльдроозом представили Верховному Совету законопроект, по которому члены Верховного совета должны были обнародовать свою причастность к КГБ. Законопроект вызвал ужасный переполох. Мы рассказали о своей идее и последнему председателю КГБ Эстонии Рейну Силлару. Поскольку КГБ продолжал действовать, то Силлар сказал, что подчинится правительству Эстонии и исполнит все его распоряжения. При этом, однако, он спросил, хотим ли мы повергнуть эстонское общество в шок, последствия которого будут прослеживаться еще долгие годы и вызовут в Эстонии хаос. Он отметил, что людей очень много. Мы засомневались. Ведь у нас еще даже не было своего государства. Все было перевернуто с ног на голову. И если бы мы направили свои силы на бичевание агентов КГБ, то уничтожили бы всю нашу политическую систему. Мы совершенно глупым образом вырыли бы себе яму”. Принятое в 1991 году решение было обоснованным?

Я уважаю позицию Хайнца Валка, но совершенно не согласен с ней. Прежде всего, мне кажется довольно странным, что у главы КГБ вообще спросили мнения по этой теме, и — более того — поступили именно согласно его рекомендации. Это как если бы у главаря банды поинтересовались, обнародовать или нет имена членов его банды и каналы сотрудничества. В свое время следовало показать в отношении КГБ большую решительность.

Наличие опасений за силу духа эстонского общества тоже кажется мне немного странным и напоминает отношение к несовершеннолетним. Политическая верхушка не доверяет способности общества к саморегуляции. К сожалению, такое отношение достаточно распространено.

Эстонское общество доказало силу своего духа в ходе требований о восстановлении независимости, и странно было бы предположить, что вследствие обнародования имен агентов КГБ эта сила духа станет меньше. Напротив — было бы больше дискуссий по существу относительно коллаборации; десоветизация была бы более серьезной и т. д. В конечном итоге общество стало бы сильнее.

Во всей Восточной Европе рассекречивание агентов спецслужб вызывало много эмоций, но с государствами ничего не случалось. Как бы в Эстонии отнеслись к обнародованию?

По-разному. Конечно, кое-где это привело бы к неистовому противостоянию, но думаю, что большая часть общества посчитала бы это логичным. У нас есть свое государство, свое общество, и мы имеем право знать имена тех, кто действовал напрямую против нас.

Как вы лично к этому относитесь?

Как видно из всего вышесказанного, я отношусь к рассекречиванию положительно. Но я также могу представить трудности, которые это может за собой повлечь. Очевидно, что в нашем распоряжении находится лишь малая часть архива КГБ ЭССР, отдельные фрагменты, и к ним следует относиться крайне критически. Безусловно, перед обнародованием эти документы должны пройти профессиональный исторический фильтр и должны сопровождаться комментариями.

В чьих интересах было принятое в 1991 году решение: в интересах народа или агентов?

В интересах последних.

Мне кажется, что имена агентов КГБ при создании Народного фронта, Комитета Эстонии и Партии национальной независимости Эстонии были бы только интересны, но и помогли бы понять нашу политику последних 25 лет. Помогло бы это движению Эстонии вперед, не знаю...

Напрямую не помогло бы, но косвенно — да. Это посодействовало бы более четкому расставлению приоритетов; дало бы сигнал, что неэтичное поведение и обслуживание чужого режима на уровне конкретного человека порицается и т. д. Именно морально, о наказании мы не говорим. Если человек работал на КГБ, то это не исключает, что сегодня он может участвовать в политике, ведь вербовка могла быть принудительной, а исполнение обязанностей агента лишь формальностью и т. д. Кроме того, людям свойственно ошибаться и они имеют право меняться. Но после того, как раскаялись.

Что дает Латвии рассекречивание агентов КГБ?

Вот это и дает.

[…]

Насколько жизнеспособной является агентурная сеть бывшего КГБ и нынешнего ФСБ как в Эстонии, так и в других странах?

Это вопрос не ко мне, я не аналитик в области разведки. Но как историк я немного изучал архивные материалы по внешней разведке СССР периода между двумя мировыми войнами. Общее впечатление таково, что советская разведка была беспомощной, методы работы — примитивными, источники — в основном, коммунисты и неэстонцы — некомпетентными. Но у советской разведки были и достижения.

[…]