В Эстонии бывали случаи, когда камера устанавливалась, например, в ванной комнате, чтобы человек мог подсматривать не только за своей сожительницей, но ее несовершеннолетней дочерью. Участились случаи взлома аккаунтов бывших и нынешних возлюбленных в социальных сетях и слежения за передвижением при помощи мобильного телефона.

В июле прошлого года список имеющих состав преступления деяний в Пенитенциарном кодексе пополнился термином ”притесняющее преследование”, и за полгода 2017 года было зарегистрировано 89 таких случаев.

При физической слежке человек, например, идет за своей жертвой по пятам, преследует на автомобиле, следит за местом работы и жительства, ожидает ее у двери, на автобусной остановки и так далее. Виртуальная слежка и целенаправленное распространение ложной или нежелательной информации от лица жертвы также относится к притесняющему преследованию. В прошлом году такие случаи составили 14% от всех зарегистрированных случаев.

Что касается скрытых камер, то их установку люди зачастую аргументируют желанием проверить, как другой родитель обращается с детьми в отсутствии первого. ”Существуют разные по форме и мощности устройства, поэтому невозможно сказать, какое именно устройство нужно искать. Наверное, самое важное в этом случае — это место расположения. Как правило, оно такое, чтобы можно было лучше всего видеть происходящее в комнате”, — говорит Пунак.

PPA kommunikatsioonibüroo politseileitnandi Maarja Punaku sõnul antakse ahistavast jälitamisest politseile teada varasemast rohkem.