Сам Таранд на конференцию опоздал, поэтому ее начал Осиновский. По его словам, вчерашняя атака на Таранда — это не просто насилие в отношении одного человека, а вопрос свободы. Осиновский считает, что если журналисты, политики и другие люди, поддерживающие демократию, не смогут ощущать себя в стране в безопасности, то это будет ударом по свободе.

Катри Райк описала, с чем она столкнулась на митинге: "Слово — серьезное оружие. Мне сказали, чтобы я ехала обратно в Нарву. Меня спрашивали, зачем я вообще здесь. И у меня есть право быть на митинге. И плакаты тоже оружие. Насилие ничто не оправдывает".

Осиновский сравнил аргумент консерваторов, что Таранд сам виноват, что пришел на митинг, с тем, когда говорят, что девушка сама виновата в том, что ее изнасиловали, потому что одела короткую юбку.

Райк еще раз отметила, что Таранд не вчера не был пьян и не употреблял алкоголь, и даже сам попросил полиция проверить это. Вскоре на конференцию подоспел и сам пострадавший.

"Надеюсь, этот прибой предотвратит цунами насилия. Я горжусь, что мои действия позволили открыть глаза многим людям, пребывающим в колдовском сне", — сказал Таранд.