Хельме спросил, является ли он юридически обязывающим документом для Эстонской Республики.

По мнению Рейнсалу, данный договор может стать обязывающим для Эстонии посредством обычного международного права. Министр юстиции сослался на оценку академика Лаури Мялксоо: документ утверждает, что не имеет юридически обязывающей силы, но в нем есть несколько мест и аспектов, которые в будущем планируется использовать в качестве нормативов.

”По оценке Министерства юстиции, есть опасность, что договор может повлиять на общее международное право. В договоре перечислено 23 обязанности для государств, проистекающих из целей договора”, — отметил Рейнсалу. Он сослался на тот факт, что хотя в формальной декларации договор не рассматривается как юридически обязывающий акт, сам договор составлен так, что необходимо создать механизмы мониторинга и контроля для выполнения указанных в договоре целей.

”Если Эстонская Республика примет решение не присоединяться к данному договору, то, безусловно, об этом необходимо недвусмысленно заявить, — сказал Рейнсалу. — В вопросах, касающихся национального государства, Эстонская Республика как государство, придерживавшееся более консервативной миграционной политики и политики в области гражданства, должна сохранять право на принятие самостоятельных решений. Мы должны исходить в первую очередь из этих интересов при взятии на себя возможных международных обязанностей”.

Премьер-министр Юри Ратас пояснил, что правительство рассмотрит упомянутый Глобальный договор о миграции на заседании кабинета министров в четверг.

Ратас также ответил на вопрос Энна Мери о числе сотрудников Департамента полиции и пограничной охраны, на вопрос Юргена Лиги о руководстве правительством, на вопрос Йоко Алендер об угрозе коррупции и на вопрос Ольги Ивановой о ратификации соглашения о границе между Эстонией и Россией.

Министр государственного управления Янек Мягги ответил на вопрос Кристы Ару о выполнении плана действий по Ида-Вирумаа и на вопрос Арно Сильда о влиянии административной реформы на периферизацию.