”Смотри, вот та причина, почему я в тот раз оказался в Эстонии, — Микаэль показывает снимок, где он стоит на фоне грузовика, груженого мебелью и бытовой техникой. — Меня позвала занимавшаяся благотворительностью госпожа Тамара Алеп, поскольку она знала, что я работаю в Scania и могу помочь ей перевести вещи. Мы отвезли их в сиротский центр, в котором молодежь начинала свою самостоятельную жизнь”.

Это последние фотографии Тамары Алеп, ее жизнь прервалась на пароме ”Эстония”. Когда судно накренилось, у Микаэля не было возможности ее найти. ”У нас были разные каюты. Она ведь женщина, в противном случае мы бы были в одной каюте. Тамара зарегистрировала себя в другую каюту, я даже не знал в какую. Мы договорились, что встретимся утром за завтраком”, — пояснил он, отметив, что во время катастрофы человека как бы парализует, на оценку обстановки уходят все силы и нет времени думать ни о чем, что не связано с выживанием.

Мужчина досконально помнит тот вечер. После ужина он пошел в сауну, где разговорился с моряками. Они заметили, что в этот день море было особенно неспокойным — баня была открыта, а поплавать в бассейне было невозможно, всплески воды порой достигали потолка. Перед сном Микаэль ощутил легкий приступ морской болезни. Он проснулся, когда волнение стало особенно сильным. Судно еще не кренилось.

”Крена еще не было, но ощущалось сильное волнение, раздавались громкие звуки. В какой-то момент судно накренилось”, — вспоминает он. Крен был настолько велик, что стена вдруг будто стала полом.

Со стола попадали все вещи, в том числе фотоаппарат и будильник. Микаэль положил их в карман. То, что при падении из будильника выпали батарейки, он заметил лишь потом. Теперь этот предмет из прозрачного пластика фиолетового цвета является экспонатом Шведского морского музея. Стрелки часов застыли, таким образом зафиксировав момент появления крена.

”Я не ношу ручных часов, поэтому положил на всякий случай будильник в карман. Фотоаппарат тоже. Поскольку дверь каюты была открыта, я не хотел, чтобы они больше падали или же потерялись”, — пояснил Микаэль. После этого он отправился к инфостолу, чтобы выяснить, что произошло.

”По коридору еще можно было идти. Но судно было уже сильно накренено, это было непросто. — отметил он. До инфостола он так и не добрался. — Когда я дошел до лестницы, царила паника, люди кричали. Я сразу же принял решение подниматься наверх на внешнюю палубу к спасательным шлюпкам”.

По его словам, перед тем, как добраться до палубы он услышал, как слабый женский голос передает предупреждение на эстонском языке. ”Тревога, тревога, на корабле тревога…”, — повторил Микаэль слова той женщины. На шведском и английском языках этого сообщения не прозвучало.

В материалах расследования кораблекрушения отмечается, что по большому счету спастись удалось тем, кто услышал этот слабый женский голос будучи уже на внешней палубе или близко к ней. Те, кто на момент этого сигнала тревоги находились внутри судна, наружу не выбрались, поскольку коридоры стали непроходимыми. Длинные коридорные пролеты ложившегося на борт судна превращались в глубокие колодцы, люди падали или же им не удавалось перепрыгнуть образовавшиеся окна. Лестницы тоже стали непроходимыми.

К тому моменту, как Микаэль достиг последних ступенек, судно накренилось еще больше. Его восприятие сильно отличается от материалов расследования.

”Когда я полез вверх по лестнице, судно накренилось на 45 градусов. По коридорам невозможно было передвигаться, люди падали. Прикрепленные к стенам перила, за которые судорожно хватались люди, отлетели. Все это произошло, когда я был на последних ступеньках лестницы”, — продолжил он.

Слова Микаэля наталкивают на размышление о статистике — выжили преимущественно мужчины, самому молодому было 12 лет. Дети погибали, женщин также спаслось немного. Микаэль выжил не в последнюю очередь по той причине, что он был молод и высок.

”Я был наверху лестницы, я должен был как-то справиться. От двери, которая теперь находилась наверху, меня отделяло около двух метров. Люди вокруг меня кричали и падали”, — продолжил мужчина, объяснив, что ему удалось ухватиться за дверную ручку и выбраться наружу, подтянувшись.

Он был одним из последних, кто смог выбраться, на палубе было полно людей — они суетились у спасательных плотов или одевали спасательные жилеты. Закрепить жилет оказалось непросто и с этой задачей Микаэль не справился — он понял это лишь тогда, когда после прыжка в воду жилет с него слетел. Стоя на внешней палубе, он не знал что делать.

”Я стоял и смотрел. В момент стресса мыслительные процессы очень интенсивны, они отбирают всю энергию”, — сказал Микаэль. Крен судна увеличился, люди перестали выбираться на палубу. Оставшиеся внутри оказались заперты в ловушке.

Микаэль решил, что на судне стоит оставаться так долго, насколько это возможно, поэтому он не спешил прыгать в воду. По мере увеличения крена он и другие люди карабкались по борту подальше от воды. В конце концов Микаэль обнаружил себя и еще несколько человек на поверхности корпуса ниже ватерлинии. На плаву оставался последний кусочек ”Эстонии”.

”В какой-то момент я заметил вдали огни Mariella и Silja, это напомнило мне о фотоаппарате. Я просто держал его перед собой и пытался вспышкой привлечь внимание. Один снимок я сделал, направив фотоаппарат вверх — для вертолета”, — только потом он понял, насколько глупой была эта затея.

Морская вода повредила пленку, но в последствии ее удалось проявить — фотографии вышли ядовито-зелеными. На основании этих фотографий следователи реконструировали крушение парома. Снятый Микаэлем мужчина также выжил — после публикации фотографий в Helsingin Sanomat друзья узнали в нем Янно Азери. Янно никогда не рассказывал свою историю, лишь через двадцать лет после катастрофы он переложил воспоминания на страницы книги ”Люди ”Эстонии”. 20 лет спустя”.

Янно описал, как они сидели с другом и размышляли о том, что делать дальше. Он заметил, что кто-то начал фотографировать: ”Стоял на днище корабля и фотографировал. Я сообразил, что вдали в виде малюсеньких световых точек проходят другие суда и он хочет привлечь их внимание. Еще подумал, вот дурачок, это ведь безнадежно — никто с такого расстояния не заметит”.

Глядя на то, что волна перекатилась по всему днищу судна, от чего Микаэль промок до нитки, ему стало ясно, что это место надо срочно покидать.

”В этот момент я принял самое быстрое в своей жизни решение — прыгнуть ли в ту сторону, где стояла кромешная тьма, или же туда, где мерцали огни спасательных плотов. Я выбрал плоты”, — он умел плавать, но все же не на уровне спортсмена-профессионала. Жилет слетел, на поверхность он выбрался после нескольких гребков. Вода будто кипела, тонущая ”Эстония” создала миллионы пузырьков.

”Тогда я не ощутил, что вода холодная, наверное это защитный механизм человека”, — вспомнил Микаэль, рассказывая о том, как он плыл до плота. В какой-то момент ему показалось, что он больше не может грести, но, собрав последние силы, ему удалось забраться на одно из спасательных средств и помочь в этом еще нескольким людям.

На плоту было 12 человек, но в нем была вода. К тому моменту, как на помощь прилетели вертолеты, в живых осталось десять человек.

”Десять человек выжило, двое замерзли насмерть. На нашем плоту один мужчина стал уходить почти что сразу же. В плоту была вода, я удерживал его голову над водой, чтобы он не утонул. Он замерз насмерть. Я был вынужден его отпустить и оттолкнуть”, — вспомнил Микаэль.

Вертолеты заметили людей на плоту через пару часов после крушения ”Эстонии”, но их очередь настала лишь когда рассвело. Десять человек с этого спасательного средства подобрал финский вертолет. В течение ночи и утра он спас 49 человек. Микаэля доставили на Silja Symphony.

В то время мобильные телефоны были редкостью, но ему удалось найти человека, у которого он имелся. Жена трубку не взяла. Как выяснилось, она и его отец ожидали известий в порту. Ответила мать Микаэля — ее оставили дежурить на телефоне дома. ”Мама не поверила, что это я. Она спросила: это правда ты, ведь это невозможно”.

Послесловие

На то, чтобы восстановиться эмоционально и физически, у Микаэля ушло время. После этого он стал задавать себе вопросы, на которые до сих пор не получил исчерпывающих ответов. Он собрал целую кипу материалов, на компьютере хранит фотографии ”Эстонии”. Он ходил осматривать хранящийся близ Стокгольма носовой визор. Микаэль не согласен с одним из выводов рапорта расследования кораблекрушения, в котором говорится о постепенном увеличении крена.

”Судно резко кренилось дважды, после этого оно остановилось и стало разворачиваться”, — подчеркнул он.

Микаэль также недоволен шведскими политиками, которые изменили своим обещаниям о поднятии ”Эстонии” на поверхность. Он также желает нового подробного расследования.

”Я и многие другие пострадавшие нуждаемся в ответах. Даже если это не будут красивые ответы. Лишь после этого мы сможем считать эту тему закрытой”, — подытожил Микаэль.

Впервые материал был опубликован 28 сентября 2014 года.