”Я прочитала описание и это разбередило мои старые раны. Моя сестра годами страдала от террора со стороны мужа, но это не было тайной, которую знают все. Все было скрыто за четырьмя стенами. Мне следовало бы видеть знаки, но я была слишком безразличной”.

Женщина рассказала, что семья ее сестры казалась идеальной. Муж выглядел хорошо, зарабатывал хорошо. Жена сидела дома с ребенком. ”Мне казалось, что она счастлива”, — пишет Эге, но добавляет, если раньше сестра была активна, то теперь, к примеру, перестала петь в хоре и встречаться с друзьями.

”Я реально думала, что именно об этом и мечтала сестра — спокойно сидеть дома. Карточный домик разрушился через четыре года. Сестра позвонила и сказала, что находится в больнице. Ребенок — у наших родителей. Я удивилась и спросила, что случилось. Она ответила, что ничего опасного — синяки, кровоподтеки, но из-за сотрясения мозга надо полежать в больнице”, — описывает Эре. Сначала она подумала, что сестру избил кто-то незнакомый, а когда стало известно, что это был муж, то поверить в это было очень трудно.

Позже сестра призналась, что физический и моральный террор продолжался годами. Сначала все было более или менее нормально, но с течением времени ситуация усугублялась. Наряду с применением силы — постоянные контроль. После рождения ребенка стало еще хуже: мужчина не высыпался и постоянно обвинял жену в том, что они не справляется.
”Сестра сказала, что соседи и знакомые ничего не знали. Для местных они были образцовой парой. Поскольку жили в частном доме, то никто их ссор не слышал. К тому же, мужчина старался бить так, чтобы не оставлять синяков”, — описывает Эге.

Последний и самый серьезный инцидент произошел, когда сестра сказала ему, что больше так не может и хочет расстаться. Так обо всем узнали и близкие. С мужем женщина развелась. Ему было сказано, что если он попытается что-то сделать, то последует заявление в полицию и обнародование его поведения.

”Я несколько раз просила у сестры прощения за то, что наивно считала ее отношения идеальными. Сестра сказала, что таких ”идеальных отношений” в Эстонии, скорее всего, очень много. Со стороны заметить трудно”.