Артур Тальвик считает, что слово ”ответственность” в эстонской политике превратилось уже в анекдот, пустое буквосочетание. ”Кто взял на себя ответственность за криминальную аферу с деньгами фонда ВЭБ? Никто. За коррупцию в Таллиннском порту? Никто. Списко можно продолжать, но если и за инцидент в Danske Bank никто не станет политически отвечать, то нашу любимую страну можно будет официально называть ”банановой республикой””, — так начинается пост Тальвика в фейсбуке.

Далее политик пишет, что может дать наводку, кто же должен взять на себя ответственость. ”Кто был министром финансов во времена расцвета отмывания средств в Danske в 2009-2014 гг? Кто был председателем совет Финансовой инспекции в те же годы? Ответ один: Юрген Лиги”.

„Этот человек сейчас председатель фракции реформистов, что перекладывает ответственность на всю партию. Немного зная стиль управления в этой партии в те годы, уверен, что Лиги должен был сообщить о ситуации, как минимум, теневому руководству, т. н. ”задней комнате”. Не считаю, что Лиги получил какую-то личную выгоду из этого, но он должен отвечать за имиджевую катастрофу. Если Кая Каллас хочет рассчитывать хоть на какой-то успех руководимой ею партии на предстоящих выборах, то она должна постараться помочь начать политические ”чемоданы” героям ковбойского капитализма, которые имеются в правлении партии. Получится ли это у нее? Хммм, посмотрим… А пока будем дальше есть бананы ;-)”, — написал Артур Тальвик в фейсбук.

Ответ Юргена Лиги не заставил себя долго ждать.

”OK, беру эту политическую ответственность. Я всегда говорил, что ни у совета Финансовой инспекции, ни у меня, как его председателя, не было доступа к конкретным случаям, требовавшим надзора. И что вместо ФИ отмывание денег может расследовать и соответствующее Бюро департамента полиции. Но теперь нельзя больше скрывать: единственное учреждение, кто в деле Danske что-либо делал и раскрывал, это Финансовая инспекция. В мое время.

Свежий рапорт четко указывает на то, чего я не хотел говорить.

Надзор за деятельностью Danske было задачей датской Финансовой инспекции, потому что Danske Eesti был не банком, а филиалом, не юридическое лицо, а место деятельности в Эстонии. Но все-таки эстонская ФИ занялась этим делом, а датская отказалась. Рапорты руководителя Danske по рискам в 2013 году замолчало руководство банковской группы.

Но тальвикам и карилайдам надо, конечно, оправдывать свое существование. Мне не надо, еще летом 2014 года мы знали всю картину. Я ушел осенью 2014. Danske Eesti закрыли, но в течение 4 лет не открывали уголовного дела. Наверное, Тальвик и Карилайд знают больше”.