В Эстонии чуть больше 120 000 не имеющих медицинской страховки людей, из них чуть больше 78 000 — мужчины и 44 000 — женщины. В одной целевой группе доля женщин заметно больше, чем мужчин. Это матери, которые после достижения ребенком трехлетнего возраста лишились страховой защиты. Таких случаев в последние десять лет было около 20 000, и мужчины из них составляют только примерно десятую часть, выясняется из исследования Praxis, которое заказало Министерство социальных дел.

Исследование уточняет, что за 11 месяцев прошлого года стал незастрахованным 1391 родитель, в том числе 1207 женщин и 184 мужчины.

Анника — жительница Таллинна в возрасте за 20, дочери которой исполнилось три года в конце августа. Про запас дается месяц, медицинской страховки она лишится во второй половине сентября. "Не знаю, что будет. Если не найду подходящую работу, в медицинском страховании образуется пробел", — признает она. По словам Анники, она уже зимой думала пойти работать, но ребенок часто болеет. "Три дня в детском саду, потом опять дома", — описывает она причину, почему это отложилось.

Жительница Таллинна Пирет — мать двоих детей, одному два с половиной года, другому скоро исполнится пять. Пирет за 30, до того, как остаться дома с детьми, она работала в госучреждении, но теперь так долго была в стороне от рынка труда, что боится, устроится ли вообще на работу и куда и какие навыки у нее есть. "Женщин с маленьким детьми не особенно хотят", — отмечает она, но признает, что у нее бывали проблемы со здоровьем и медицинской страховкой она не рисковала бы. Если не удастся найти подходящую работу, она зарегистрируется в Кассе по безработице.

Два сценария

В исследовании приведено два сценария, которые могли бы облегчить ситуацию. В случае первого из них Больничная касса связывается с родителями, чьему ребенку исполняется три года, по электронной почте, смс или телефону. Второй вариант — создать опорную систему, куда помимо Больничной кассы привлечены еще Департамент социального страхования и Касса по безработице. Опорная система активируется, когда ее представитель связывается с родителем. План действовал бы в случае тех родителей, медицинское страхование которых прерывается по незнанию. Поскольку по этой теме раньше не проводили исследований, неизвестно, медицинская страховка скольких родителей заканчивается по этой причине. Беседовавшие с Eesti Päevaleht родители знали, что если родитель не пойдет работать или не зарегистрируется в Кассе по безработице, его медицинская страховка закончится по достижении ребенком трехлетнего возраста.

Из описанных вариантов масштабнее второй. Он охватывает первый вариант, и вдобавок картируют планы и возможности родителя отправиться или вернуться на работу и предлагают услуги рынка труда согласно потребностям и предпочтениям родителя.

Правда, в случае оповещений может случиться, что родитель зарегистрируется как безработный только для того, чтобы получить медицинскую страховку, или использует с этой целью другие искусственные возможности уравнивания. Это обеспечит медицинское страхование, но может неразумно нагрузить систему. Например, сейчас большая часть ресурсов Кассы по безработице тратится на то, чтобы предоставить медицинское страхование, в том числе тем, кто на самом деле не заинтересован найти работу.

Болезнь не спрашивает и не ждет

Министр здоровья и труда Рийна Сиккут указывает, что на самом деле проблема в переходе из одного статуса в другой. Помимо родителей, проблемы могут возникнуть и у студентов, которые после университета сразу не сделают следующий шаг. "Или когда при смене места работы остается временная дыра. Болезнь не спрашивает: подойдет ли в этом месяце, может быть, подожду до следующего?"

По словам Сиккут, улучшить ситуацию помогли бы и более гибкие условия. Например, можно было бы изменить систему родительских отпусков и компенсаций. Возможно ведь, что мать и отец работают на неполную ставку. "Более гибкое рабочее время приведет к тому, что матери раньше вернуться на рынок труда". Более широкое использование удаленной работы и гибкого рабочего времени позволило бы лучше объединять трудовую и семейную жизнь, чтобы родители надолго не оставались в стороне от рынка труда и не рисковали потерей медицинского страхования.

Одновременно Сиккут считает, что помогло бы рассредоточение поступления социального налога. Минимальная месячная ставка социального налога в этом году составляет 155 евро. "Учет социального налога для медицинского страхования мог бы быть рассредоточен, то есть медицинское страхование возникало бы на основании среднего не только за предыдущий месяц, а, например, за предыдущие три месяца. Это повлияет на людей с нерегулярным поступлением зарплаты, например, творческих людей, лиц свободной профессии и сезонных рабочих. Например, скульптура не создается у скульптора за месяц", — иллюстрирует она.