На планирование, направление и оценку реабилитации одного человека может уходить более 1110 евро, в то время как на физиотерапию выделяется лишь 117 евро в год. На эти деньги человек может посетить шесть физиотерапевтических сеансов.

Человек, имеющий психическое расстройство, имеет право получить услуг на общую сумму в 2325 евро. Кроме названных выше услуг, более 800 евро отведено на услуги по размещению и 41 евро на транспорт. Других услуг — психолога, эрготерапевта и др. — люди с физическими нарушениями могут получить на сумму в несколько сотен евро. Люди с нарушениями психики — больше. Лимиты установлены соответствующим постановлением Министерства социальной защиты.

Выясняется, что самым дорогим является планирование. Существует даже отдельная услуга: координация участия в реабилитационном процессе и работа с сетью контактов. На это государство отводит на каждого человека около 700 евро ежегодно. Стоимость услуги по оценке необходимости реабилитации и составлению плана реабилитации составляет 206 евро, оценка результатов реабилитации — 240 евро. За все это государство готово платить в несколько раз больше, чем за одну очень необходимую услугу: физиотерапию.

Из данных за прошлый год следует, что на все эти четыре услуги ушло в общей сложности 1,96 млн евро. Вместе с расходами на услуги по размещению и транспорту это составляет 35% (3,5 млн евро) от всего реабилитационного бюджета (10 млн евро).

Большинство поставщиков услуг придерживаются мнения, что это не самые необходимые виды услуг. Примечательно, что именно на физиотерапию государством установлены ограничения: даже если остаются средства после других услуг, физиотерапию все равно можно получить лишь на 117 евро в год, не более.

В прошлом году на физиотерапию ушло 1,3 млн евро. При столь низком предельном уровне это большая цифра, которая показывает востребованность услуги.

Как осуществляющие услуги специалисты, так и люди, для которых они предназначены, критически относятся в настоящему положению дел. ”Конечно, нет смысла проводить такое количество оценок и координаций, — говорит член правления реабилитационного центра Adeli Ахти Калласте. — Во время физиотерапевтического сеанса все равно происходит координация, эту работу делает специалист”. Больше нуждаться в координации и работе с контактами могут люди, которые получили увечья недавно. Большинство же ходатайствующих о помощи людей имеют инвалидность уже определенное время. В таких объемах этих услуг они не нуждаются и с удовольствием получили бы вместо них услуги реальные.

Аналогичного мнения придерживается Союз людей с недостатками опорно-двигательного аппарата.

”Мы, поставщики услуг, считаем, что растрачиванию денег на ненужные вещи и маранию бумаги следует положить конец. Бюрократия погубит эту систему”.

Ряд реабилитационных центров уже прекратили сотрудничество с департаментом.

”Координация участия в реабилитационном процессе и работа с сетью контактов является одной из основных функций реабилитации, — сказал советник отдела реабилитации департамента Ярко Коорт. — Она представляет собой консультирование и координацию человека и его окружения (членов семьи, близких, самоуправлений и т. д.) и привязывание человека к услугам реабилитационного процесса по принципу кейс-менеджмента, а также мотивирование, укрепление потенциала и поддержку. С человеком проговаривают цели услуги социальной реабилитации и обсуждают, как при помощи различных услуг достичь этих результатов”, — говорит Коорт.

С 1 августа вступило в силу постановление Министерства социальной защиты, в котором были пересмотрены все цены. Было решено, что стоимость услуги по координации и оцениванию будет входить в стомость других услуг, в т.ч. физиотерапии. Коорт говорит, что, по их мнению, оценивание, координация и планирование по-прежнему крайне необходимы, просто отдельные названия услуг будут упразднены. При этом выделяемая ежегодно человеку предельная сумма не изменится: он по-прежнему будет получить по шесть часов физиотерапии в год.

”Уменьшение бюрократии, несомненно, важно, поэтому в большинстве случаев со взрослыми пациентами мы не составляем реабилитационного плана (делается это лишь в очень сложных случаях). Наряду с этим необходимо принимать во внимание то, что услуга социальной реабилитации — это комплексная услуга, призванная поддержать такие сложные случаи, когда одной только услуги недостаточно и необходимо командное вмешательство специалистов из нескольких областей. Таким образом, планирование, координация и оценка результатов — естественный и необходимый процесс”, — сказала изданию министр социальной защиты Кайа Ива.

На замечание о том, что поставщики реабилитационных услуг один за другим отказывается от сотрудничества с департаментом, Ива не ответила.