Среди обвинений также мошенничество, кражи, инсценировка автомобильной аварии с целью обмана страховой фирмы и насильственное удержание мужчины на принадлежащем Вельсу хуторе.

Судебный процесс над Вельсом и еще 8 обвиняемыми длится с 2016 года. Среди них — отец и брат Вельса. ”Я год и три месяца провел в одиночной камере в полной изоляции”, — заявил на вчерашнем заседании Таллиннского окружного суда Вельс. — Я не могу ни звонить, ни писать письма”.

Он ходатайствует об освобождении из-под стражи под электронный надзор или под залог. ”Я согласен на домашний арест, чтобы эта несправедливость в моей жизни закончилась”.

Проводивший заседание судья Стен Линд поинтересовался размером выплачиваемого государству залога: ”Какой, по вашему мнению, могла бы быть эта сумма?”

”Максимум 10 000 евро”, — ответил Вельс. При этом адвокат Свен Силлар что-то ему прошептал, и подсудимый уточнил: ”Уважаемый суд! 10 000 евро минимум. Я согласен на любую альтернативу, заложу дом своей матери. Я могу пойти работать на лесопилку своего друга. Я спортсмен, я могу проводить тренировки. У меня свой круг знакомых — бизнесмены, которых я тренировал в частном порядке. У меня также есть друзья, может быть, они помогут, у них крупные предприятия. Я могу пойти менеджером по продажам в фирму своего друга, которая занимается деревообрабатывающей промышленностью”.

”В каком виде спорта вы готовы тренировать других?”, — поинтересовался судья Урмас Рейнола.

”Я могу давать уроки кикбоксинга, — ответил Вельс. — Я очень хороший спортсмен. Я боролся с чемпионами мира. У меня дома большой зал для тренировок, я мог бы тренировать там знакомых бизнесменов, находясь под домашним арестом”.

У Вельса, вначале стоявшего в зале суда в замешательстве, развязался язык. Он начал страстно говорить о том, что предъявленное ему обвинение в причастности к преступной группировке — полная чушь. ”Я не признаю себя виновным в преступлениях, которых не совершал. Быть в заключении — безумная пытка. Я не думал, что такое возможно, что меня будут держать за решеткой, это дикость. Я надеюсь, что в Эстонском государстве есть справедливость и суд будет считаться с моими правами. У меня отобрали свободу, меня лишили человеческого обращения, меня держат в заключении. Сидеть каждый день в Таллиннской тюрьме — пытка. Я хочу побыть рядом со своей матерью, помочь ей. Я всегда говорил, что правда восторжествует, когда все люди будут допрошены. То, что происходит сейчас, является дикой несправедливостью”.

Адвокат Силлар начал рьяно поддерживать своего клиента: ”Я всегда был убежден, что лишать человека свободы на три года и три месяца без обвинительного приговора суда — незаконно. По моему мнению, в контексте прав человека в Европе это можно расценивать как пытку. Пришло время найти альтернативы. Нужно прекратить несправедливость, когда человек сидит в изоляции в одиночной камере без решения суда. Обвинительный приговор — другое дело. Если его признают виновным, то он понесет свое наказание и все”.

Помощник прокурора из Государственной прокуратуры Райго Аас заметил, что судебное дело — объемное и содержит свыше десяти расследуемых эпизодов преступления. Он также добавил, что Европейский суд по правам человека допускает долгое содержание под стражей при расследовании случаев организованной преступности. ”В одном деле постановили, что содержание под стражей три года и девять месяцев до решения суда не является нарушением”.

По словам Ааса, судебный процесс над Вельсом уже находится на финишной прямой. Харьюский уездный суд еще должен допросить свидетелей защиты, а также Вельса и некоторых обвиняемых. На сентябрь, октябрь и ноябрь намечено 13 заседаний.

Прокурор согласился, что в случае Вельса соблюдены формальные условия для освобождения Вельса под электронный надзор или залог. ”Но это недостаточно эффективные методы. Существует опасность, что он начнет влиять на еще недопрошенных свидетелей. Прошу не удовлетворять ходатайства!”, — заявил Аас.

Он также намекнул, что в одиночном заключении виноват сам Вельс, так как начал влиять на других лиц. Этим и обусловлено применение более жестких методов в отношении него.

На это адвокат Силлар назвал происходящее кафкианским абсурдом. Его клиент раньше не наказывался в уголовном порядке. ”Обвинение в причастности Аапа Вельса к преступной группировке высосано из пальца на основании того, что его отец общался с какими-то таллиннскими преступниками”.

Aap Vels
Ekspress Meedia

Судья Линд предоставил Вельсу возможность возразить прокурору. Опытный кикбоксер от возможности не отказался и представил судье свое видение хитросплетений криминального дела: ”Выяснилось, что были даны ложные показания. Это дикая несправедливость. Одного человека сделали пострадавшим, он сидит за преступление, полиция сказала ему, что его отпустят. Три человека дали разные показания. Я никого не шантажировал. Того, кто бил и шантажировал, отпустили! Он дал в отношении меня ложные показания”.

По словам Вельса, из подсудимых он единственный, кого не интересует предложенное прокурором быстрое делопроизводство. ”Мой отец и другие обвиняемые заключили договор, но остался молоденький паренек, который не согласился”, — сказал о себе Вельс.

”Мне угрожали. Мне сказали, что если я не подпишу, то сяду на 20 лет. Пытаются сломать меня, чтобы я заключил договор. Это место, где я сейчас нахожусь, настолько ужасное! 90 % заключенных — наркоманы. Я опасаюсь за свое здоровье”.