Отвечая на вопрос журналистов ”Европейской правды”, существует ли российская угроза для Эстонии, бывший глава государства сообщил, что ”в военном смысле — пожалуй, нет”. И именно в этом, по его мнению, заключается преимущество членства страны в НАТО.

”Конечно, Россия может атаковать Эстонию, но вскоре после этого она может потерять даже Омск и Томск, не говоря уже о Санкт-Петербурге. Они об этом помнят”, — подчеркнул Ильвес.

В свою очередь известный писатель, видеоблогер и политический аналитик Дмитрий Пучков (Goblin) в интервью корреспонденту Федерального агентства новостей заявил, что считает забавным высказывание бывшего лидера Эстонии.

”Немедленно вспоминается известное стихотворение ”Звери задрожали, в обморок упали”. Такой страшный господин Ильвес, так бровями шевелит, что вся Россия замерла в ужасе. Геополитическая ситуация выглядит следующим образом: Россия — это слон, и Европа — это слон. И вот эти слоны время от времени друг к другу бегают, причем европейский слон прибегает к нам, получает по рогам и после этого слоны бегут обратно в Европу: то до Берлина, то до Парижа.

А возле слоновьей тропы есть мышиные норы и одна из этих мышей — Эстония. Не хочу никого обидеть или оскорбить, но вот абсолютно несоразмерны величины. Если мышь думает, что она может как-то вредить слону — это глубочайшее заблуждение”, — говорит Пучков.

При этом собеседник ФАН напомнил воинственному Тоомасу Ильвесу о том, что не стоит делать излишне агрессивных заявлений в отношении Российской Федерации, так как территориально страны всегда будут оставаться соседями.

”Россия — это не жена, с которой Ильвес может развестись, переехать в другой город и никогда ее больше не видеть. От соседа никуда не денешься и поэтому гораздо лучше жить в мире. Кстати, в прошлый раз Санкт-Петербург, который тогда назывался Ленинградом, ”обжимали” Адольф Гитлер [фюрер Германии] и его дружок Маннергейм [Карл Густав Эмиль Маннергейм — финский военный и государственный деятель шведского происхождения]. Что-то как-то ничего у них не получилось, количество убитых немцев под Ленинградом впечатлит любого. Эстонцев, по-моему, столько в природе не существует, сколько мы под Ленинградом убили немцев. Ну, пусть попробуют, какие проблемы?” — заключил Пучков.