На примирительное производство комиссия идёт с согласия обеих сторон спора. Примирителем в таком случае выступает заведующий комиссией, который может указать работнику и работодателю, чтó те должны сделать для прекращения спора, и в случае примирения сторон решение КТС по делу не публикуется.

Возможность компромисса отличается тем, что само разбирательство спора может и не быть примирительным, а идти в обычном порядке, то есть решение принимается в пользу той или другой стороны, но до тех пор, пока оно не вступило в законную силу, стороны вправе всё же договориться, тогда руководитель комиссии зафиксирует эту договорённость и прекратит производство по трудовому спору. Для компромисса законом установлены определённые ограничения, например, он должен быть выполнимым. ”Пряником” компромисса тоже является неразглашение факта спора.

- Когда решение комиссии публикуется, то там ведь указывается название предприятия, а от этого уже может пострадать его имидж, чего работодатели не хотели бы, — сказала на брифинге для ида-вируской прессы заместитель директора инспекции труда Эстонии Меэли Мийдла-Ванаталу. По её словам, такая заинтересованность уже начала срабатывать и на практике.

И компромисс, и мировое соглашение нельзя потом оспорить в суде, как обычное решение КТС.

Новшеством является и право заведующего комиссии рассмотреть трудовой спор без присутствия сторон, а в порядке письменного производства. К этому методу можно прибегнуть, если адресат требований признаёт их в полном объёме, если стороны согласны на рассмотрение вопроса без их присутствия и письменных доказательств достаточно и если предмет спорта — денежные требования не более 6400 евро.

Вместе с тем для рассмотрения трудового спора в общем порядке с этого года больше не действует ограничение цены спора 10-ю тысячами евро, т.е. КТС в рамках своей компетенции может рассматривать дела с любым размером требований. Но надо помнить, что упомянутая компетенция касается не всех аспектов и видов трудовой деятельности. КТС рассматривает споры, которые возникают в трудовых отношениях, но не разбирает вопросы ущерба здоровью от несчастного случая на производстве или профзаболевания. И само понятие ”трудовые отношения” в данном случае увязано с наличием трудового договора.

- Споры, возникающие в отношениях, построенных на договорах подряда или поручения, надо разбирать в суде. Правда, бывают ситуации, когда стороны сначала подписывают, например, подряд, а потом появляются признаки работы по трудовому договору. В таком случае человек вправе обратиться в комиссию, чтобы та установила, были ли эти отношения трудовыми, — сказала Мийдла-Ванаталу. Признаком работы по ТД она назвала, например, замену самостоятельной работы подрядчика, которому поставлена задача, а средства он выбирает сам, на подчинение текущим указаниям работодателя.

Пятьдесят на пятьдесят

Общее число трудовых споров во всех КТС Эстонии и в Ида-Вирумаа, в частности, уже несколько лет стабильно, явствует из отчёта трудовой инспекции за прошлый год. В 2017 году комиссии по республике получили 2606 заявлений, в 2016 — 2671, в 2015 — 2691. Для сравнения: в кризисном 2009 году, когда в экономике было больше проблем, число таких дел приближалось к 6400. В Ида-Вирумаа в минувшем году в комиссию по трудовым спорам поступило 277 заявлений, в позапрошлом — 259, двумя годами ранее — 280.

Больше всего споров в трудовых отношениях возникает по Эстонии в таких отраслях, как строительство, торговля, гостиничное дело, общепит, по содержанию большинство споров связаны с денежными требованиями. ”В Ида-Вирумаа нынче проблем больше всего было на двух предприятиях по производству металлических изделий, откуда поступила почти треть ида-вируских трудовых споров. Опять же основной проблемой является невыплата заработка”, — говорится в отчёте. Там констатируется и такая тенденция: чем меньше уезд, тем больше количество трудовых споров там ”завязано” лишь на несколько проблемных предприятий.

Трудовая инспекция отмечает также, что по-прежнему большинство трудовых споров доходят до комиссий не в процессе трудовых отношений, а когда те уже закончились, хотя иногда уместно решать эти вопросы раньше. В то же время, стороны всё чаще представляют в своих заявлениях не одно, а несколько связанных требований сразу, что, по мнению надзорного органа, говорит о большей правовой подкованности людей.

В комиссию могут обращаться как работники, так и работодатели. Однако последние за прошлый год подали лишь 11 процентов от общего числа заявлений. На вопрос ”ИП” о том, как распределяются между сторонами выигрыши и проигрыши, Меэли Мийдла-Ванаталу ответила, что по статистике за многие годы — примерно поровну. Долю случаев, когда проигрывают лишь по формальным, процедурным причинам, она оценила не более чем в 10 процентов. Это, например, ситуации, когда человек работал без надлежащего оформления.

Руководитель не отрицала общепринятое мнение, что работник по-прежнему является более слабой стороной трудовых отношений. Но обе стороны — то есть и работники тоже — всё чаще берут с собой на заседания людей с юридическими знаниями. Учитывая, что заседания КТС, как правило, ведутся на эстонском языке, человеку, не знающему его, нелишне взять с собой и родственника или друга, говорящего по-эстонски. При обращении в КТС, как и в суд, так же можно ходатайствовать о бесплатной правовой помощи, напомнила Мийдла-Ванаталу.

В обычном заседании комиссии по трудовым спорам вместе с председателем дело разбирают представители работодателей и профсоюзов. Дефицит кадров ”заседателей” в комиссиях есть, подтвердила чиновник и рекомендовала ида-вируским работодателям и профобъединениям позаботиться об обучении потенциальных членов комиссий государственному языку.