Тему дня для портала Stolitsa.ee прокомментировал политолог Рейн Тоомла и старейшина района Ласнамяэ Мария Юферева.

Рейн Тоомла:

”Живущее в Эстонии большое число лиц без гражданства или т.н. серопаспортников — это, конечно же, проблема. Эстония выбрала для решения этой проблемы путь добровольного выбора, но эта политика требует долгосрочного ожидания. Численность этой группы людей за последние 25 лет уменьшилась вдвое и составляет сегодня примерно 80 000 человек. Дальнейший добровольный отказ от этого статуса будет происходить еще медленнее. В тоже время быстрое и радикальное решение проблемы — автоматическая выдача гражданства — встречает резкое сопротивление, прежде всего, среди правоприемственных граждан, как впрочем, и среди натурализированных граждан, граждан иностранных государств и может быть даже среди самих лиц без гражданства. Последние могут толковать изменение их гражданства посягательством на свободу выбора.

Петиция, организованная Яной Тоом, кажется с первого взгляда разумной — эти люди живут в Эстонии, платят здесь налоги, в том числе в интересах Евросоюза, поэтому они могли бы участвовать в политике Евросоюза и иметь свое право проголосовать на выборах в Европарламент. Однако это возможное изменение не решит проблему неграждан, напротив, увековечив за ними этот статус. Зачем серопаспортнику хотеть получить эстонское гражданство, если у него и без этого есть целый ряд прав и минимальная ответственность? Поэтому этот вопрос стоит перевернуть с головы на ноги — сперва гражданство, а потом уже возможность участвовать на выборах”.

Мария Юферева:

”Я думаю, что представители национальных меньшинств, да и сами эстонцы не знают, что жесткая политика гражданства не менее жестко критиковалась европейскими учеными и наблюдателями в начале 90-х. Европа, которая всегда пропагандировала толерантность, мультикультурность и защиту прав, не поддерживала то, что происходит с представителями национальных меньшинств в Эстонии. Но политическая элита Эстонии 90-х объясняла свои действия по отношению к русскоязычному населению важностью сохранения эстонского языка, культуры, нации. Похожей риторикой сейчас оперирует председатель EKRE Март Хельме. В своей программной речи он говорит: ”Исключительно национальная государственность гарантирует сохранение эстонцев, культурную и языковую идентичность”. Он также говорит о том, что процентный перевес эстонцев в обществе в опасности. Словом, прошло 27 лет, а ничего, по сути, не изменилось — те же страхи, та же риторика. И, пожалуй, только центристы и успешные предприниматели говорят о том, что эстонцам по духу и культуре близки скандинавы и славяне, и их присутствие только обогащает наше общество и культуру. Да и сами русские уже устали от того, что их до сих пор не считают ”своими”, хотя они уже 100 раз успели доказать не словом, а делом, что Эстония стала для них родной страной.

Словом, тема неграждан в Эстонии актуальна точно также как и 27 лет назад, когда Эстония обрела независимость в 1991 году. Русскоязычные жители страны стали носителями статуса национального меньшинства. Те люди, которые не получили гражданство по рождению или так и не смогли сдать экзамен на гражданство, не имею права голосовать на выборах в эстонский и европейский парламент. Очевидно, что их избирательные права ограничены, и люди не имеют возможности выразить свою позицию при формировании парламента страны и правительства. К счастью, обладатели серых паспортов могут голосовать на местных выборах.

Я совершенно убеждена, что для развития и сплочения нашего общества, необходимо предоставить гражданство в упрощенном порядке тем людям, которые живут в Эстонии с 1991 года. Тенденция говорит о том, что все молодые люди вне зависимости от происхождения успешно овладевают государственным языком и знакомы с эстонской культурой. И эти молодые люди не должны жить с мыслью, что эстонское государство было несправедливо по отношению к их бабушкам и дедушкам, не посчитав нужным дать им гражданство за все эти годы”.