”Я вообще не хотел бить Сергея. Но мне не хотелось выглядеть слабым. Я боялся, что в противном случае они сделают что-то и мне. Я взял клюшку для гольфа и ударил”, — зачитывает его показания окружной прокурор Элелийз Раттман.

”Изначальный план был разрезать их на куски. Я боялся, что меня как самого молодого и самого слабого тоже захотят убить”, — продолжает она.

Сам Турта хоть и сидит за ее спиной, в зале суда показания давать не хочет, ссылаясь на то, что рассказал все в ходе предварительного следствия.

Другие подследственные — Эрик и Стен Круузимяги и Эдуард Павлюченко — сидят в другом конце зала. Они старше его, более матерые и глаза в пол не опускают.

В зале присутствуют вооруженные полицейские, как в форме, так и в штатском. Перед заседанием все входящие в помещение были проверены при помощи металлодетектора. Такие меры предосторожности необычны.

Согласно показаниям Турта, события в клубе ночью 16 января прошлого года развивались следующим образом. Сначала причастные небольшой компанией отмечали 52-й день рождения Павлюченко, тремя месяцами ранее освободившегося из мест не столь отдаленных и проживавшего в ночном клубе, которым заведовал Эрик Круузимяги.

В определенный момент компания отправилась в нелегальный покерный клуб, где встретилась с двумя мужчинами. Лаури Меримаа Турта видел впервые. Сергея Перманова встречал несколько раз ранее в барах. Турта знал, что речь идет о ”четких” и серьезных людях, конфликтовать с которыми не стоит. Через несколько часов они все вместе вновь встретились в Poseidon, который в ту ночь для посетителей был закрыт.

”Сергей и Лаури вроде бы должны были привезти кокаин, но, похоже, что не привезли. Но что-то на барной стойке мы все-таки занюхали. По-моему, все, кроме Эрика. Вместе пили. Эрик или Стен принес из кухни две или три полулитровых бутылок Laua viin. В какой-то момент Стен ударил Сергея кулаком в лицо. Завязалась потасовка. Сергей упал на диван и остался там лежать. Стен сказал, что мести не будет, если мы оставим Сергея в покое. Эрик сказал, что мести не избежать и что Сергея отпускать нельзя. Стен снова полез к Сергею. Подошел Эдик и ударил Сергея кулаком в челюсть. Сергей упал, ударился головой о стену и потерял сознание. Лаури спросил у Стена, почему он это сделал. Стен ответил, что Сергей ни за что послал его на х*й. Лаури ответил, что тогда все ясно”.

”Сергей встал. Стен и Эрик напали на него. Сергей упал в третий раз. Стен и Эрик продолжили бить его ногами. Я уверен, что и Лаури бил Сергея. Скорее всего, он боялся сам оказаться следующим.

Эрик крикнул, чтобы я взял лестницу. Я взял алюминиевую лестницу и ударил ею Сергея в левый бок. Эрик приказал мне взять клюшку для гольфа. Я подошел к Сергею и ударил по коленке. Сергей был без сознания. Напряжение было очень сильным. Я видел, что у Эрика в руках пистолет. Серый и ржавый, рукоятка обмотана синей изолентой. Эрик сказал, что это ТТ, и дал его Стену. Стен направил оружие Сергею в голову. Расстояние между пистолетом и головой было до полутора метров. Стен выстрелил три раза, но сам отвернулся”.

Разговор о пистолете стал полной неожиданностью. На предварительном заседании в прошлом году в качестве смерти мужчины назывались колотые раны, полученные от удара ножом. Таким образом, произведенные выстрелы в цель не попали.

”Далее мы увидели, как Сергей встал, поковылял и упал на диван. Эрик сказал Лаури, что он должен убить Сергея. Лаури пошел в сторону Сергея. Сергей спросил: зачем? Лаури не ответил и стал бить Сергея кулаком в лицо. Потом Лаури вернулся. Эрик настаивал, что Лаури должен убить Сергея. Они стали спорить. Лаури сказал, что если Сергей встанет, то он это сделает. Эрик сказал, что Сергей больше никогда не встанет. Лаури вновь подошел к Сергею. Эрик сказал, чтобы я взял клюшку для гольфа — Лаури не должен уйти, иначе последует месть.

Позже я услышал, что Лаури и Сергей дружили 20 лет. Эрик кивнул и я ударил Лаури сзади по голове. Клюшка отлетела от головы. Лаури побежал в сторону барной стойки. Стен побежал за ним, и я тоже. Стену удалось ударить и Лаури упал на колени. Я ударил Лаури еще раз. Лаури встал и побежал в сторону выхода. Стен попытался попасть в него.

Лаури упал на спину. Стен несколько раз ударил Лаури кастетом в лицо. Подошел Эрик и направил пистолет на Лаури. Эрик нажал на курок. Выстрела не последовало. Он отдал пистолет мне. Сказал, что там последний патрон. Эрик вытащил черный раскладной нож. Я не видел, чтобы Эрик бил ножом Лаури. Эрик присел возле Сергея. Я не хотел смотреть. Я понял, что он зарезал его. Я точно не помню, но Эрик дал нож мне. Нож был окровавлен. Мне показалось, что он хочет, чтобы я ударил Сергея. Я этого делать не стал. Эрик велел мне вымыть нож. Я вымыл и отнес обратно.

Когда Сергей подал голос, Стен или Эрик снова ударили его ножом. Мне кажется, Стен подходил два, а Эрик минимум три раза. Один раз Эрик спросил Сергея: ”отс***ть не хочешь?” Стен сказал мне, что Эрик ударил три раза в сердце, но Сергей все равно был жив. Он удивился, что у Сергея как минимум 40 ран и что Лаури уже умер, а Сергей все еще жив. Эрик сказал, что в офисе спит человек и что от него тоже надо избавиться, так как он мог что-то слышать или видеть. Стен злобно отрезал, что надо пойти и перерезать ему глотку. Эрик пошел на разведку. Там спал какой-то молодой эстонец. Мы втроем сели на диван. Вскоре Эрик заснул. Стен сказал, что надо убрать и сжечь одежду. У меня глаза уже тоже слипались.

Когда мы проснулись, то Эрик сказал, что выпроводил спавшего мужика и что он ничего не знает. Было уже светло”.

Турта был задержан 5 июня. Спустя две недели после задержания мужчина написал чистосердечное признание. Оставалось найти тела.

”Мы отправились на поиски места, где можно было их закопать. Мне было очень страшно. Стен был за рулем. Я сидел возле него. За мной сидел Эрик, за Стеном — Эдик. Я боялся, что они хотят убить и меня”.

Преступники закопали тела в старой бане заброшенного хутора Сепа-Ааду в деревне Лейе в Колга-Яани.

”У нас был топор, лом, две лопаты и карманный фонарик. Мы зажгли свечи. Копали по очереди. Около двух метров должно было быть. Мы уперлись в глину и дальше копать не смогли. Наверное, было где-то 1,7 метров.

Сначала в яму кинули Сергея. Затем достали из мешка для мусора Лаури. Он был без верхней одежды. Его ноги не помещались в яму. Стен сказал "опять вверх ногами" и прыгнул на него, чтобы утрамбовать ноги. Стен сказал "чего пялишься?". У Лаури вроде как были открыты глаза. Засыпали яму землей. Эрик прикрыл все камнями. После этого Стен сжег нашу одежду, резиновые сапоги и лопаты”.

Много усилий было приложено и для сокрытия следов в ночном клубе, который в результате было решено сжечь.

Полиция неоднократно говорила с Турта без присутствия адвокатов и каждый раз добавлялись новые детали. Так, 10 августа молодой человек сказал, что сам тоже ударил Сергея раскладным стулом. ”Я сделал это по собственной инициативе, чтобы показать, что могу. Никакой злости я к Сергею не испытывал. Я боялся, что позже Стен стал бы вымещать свое недовольство на мне”.

На дополнительном допросе 31 августа Турта рассказал о планах подсудимых после того, как они спрятали тела. Согласно имеющейся у них информации, что с ними хотел встретится кто-то из кемеровских. Также они знали, что лидеры ОПГ вскоре отправятся в Испанию. Эрик хотел поехать за ними, убить и заключить с новыми авторитетами мир. По мнению Турта, это был наивный план.

В определенный момент братья сказали ему, что ”он должен прекратить веселье и протрезветь”. ”Когда полиция меня задержала, я даже почувствовал облегчение”, — говорит Турта.

Адвокаты братьев Андрес Симсон и Ильмар Страус в начале судебного заседания подвергли сомнению достоверность показаний Турта, однако на прошлой неделе своих карт раскрывать не стали, поскольку суд будет рассматривать дело вплоть до июня.

За двойное убийство с особой жестокостью подсудимых в случае обвинительного приговора ждет тюремное заключение сроком от 8 до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы.