”Известно, что такой песни, в которой были бы призывы убивать русских, в перечне строевых песней Сил Обороны Эстонии просто нет и быть не может. Какой там фольклор солдаты могут напевать себе под нос — это не тема. Раздувается искусственный скандал с использованием военных песен, чтобы столкнуть жителей Эстонии на почве национальности и исторической памяти, а также привлечь внимание к своей персоне. Выглядит это глупо и гнусно”, — сказал Метлев.

”Песни военного времени необходимо рассматривать в историческом контексте, стараясь понять чувства людей той или иной эпохи. Многие советские песни военного времени наполнены воззваниями к расправе, как например ”Все за Родину” (слова В. Гусева, 1942 г.): ”(…) братцы, гада немца бить”. Гимн Франции ”Марсельеза” содержит призыв взяться за оружие и залить поля кровью врагов. В том же духе и песни ведших вооруженную борьбу эстонских лесных братьев, которые были озлоблены тем, что коммунисты убили их родных и уничтожили их государство. Очевидно, что там ”русские тиблы” — это именно коммунисты и НКВДшники, а не русские как народ, который на самом деле пострадал больше остальных от советских репрессий”, — заявил он.

”После исполнения подобных песен 9 мая в Москве или же 14 июля в Париже в наше время никто не берется за оружие, чтобы отомстить тем, кого в песнях упоминают. Это просто покрытые пылью ритуалы, но до тех пор, пока эти слова не используются для призыва к насилию или нагнетания вражды в обществе, что в Эстонии карается законом”, — сказал сотрудник Института исторической памяти.

По словам Сергея Метлева, с течением лет значение песен меняется, отношение к ним становится спокойнее и они врастают в историю. ”К прошедшим через ужасы войны и репрессии нужно относиться по-человечески, а также стараться не допустить повторения трагедий прошлого”.

”Часть ”Песни лесных братьев”, которую обвинитель Русаков демонстрирует, звучит по-русски (перевод автора) как типичная ностальгически-драматическая военная песня:


И твои глаза черносмородинные,

Которые мое сердце пленили.

И твои глаза черносмородинные,

Не забыть их мне вовек.

Мою мать расстреляли

Мою дорогую свезли в Сибирь.

Теперь брожу по болотам и тропам

И убиваю русских тибл.”