— Как бы вы охарактеризовали текущее состояние российско-эстонских отношений? С какими вызовами они сталкиваются? Есть ли позитивные тенденции и в каких сферах? Какие двусторонние визиты и контакты можно ожидать в 2018 году?

— К сожалению, текущее состояние российско-эстонских отношений не может вызывать удовлетворения. При этом к уже традиционным раздражителям (сохраняющееся массовое безгражданство, попытки выдавливания русского языка из сферы системы образования, героизация нацистских пособников и т.п.) добавились активно поддерживаемые официальным Таллинном санкционные меры против нашей страны, размещение дополнительных воинских контингентов и тяжелой техники НАТО у границ России, ускоренное создание новых объектов военной инфраструктуры альянса в угоду натовским "ястребам".

Не в этом ли искусственно нагнетаемом антироссийском психозе следует искать причины предпринятой эстонскими властями в прошлом году столь недружественной акции, как объявление генконсула и консула-советника генконсульства России в Нарве персонами нон грата?

Хотел бы вместе с тем подчеркнуть, что даже в этих условиях в российско-эстонских отношениях наблюдаются и положительные моменты.

Активно развиваются контакты в области культуры. Традиционно с огромным успехом проходят такие мероприятия, как международный театральный фестиваль "Золотая маска" в Таллинне, фестиваль "Мост дружбы" в Нарве, фестиваль "Славянский венок" в Йыхви и др.

Сохраняется определенное взаимодействие на межведомственном уровне. Развивалось межрегиональное и приграничное сотрудничество, что наглядно подтверждает неослабевающую среди населения обеих стран взаимную тягу друг к другу. Об этом же свидетельствует рост в 2017 г. туристических поездок граждан обеих стран почти на 20% — весьма важный показатель, поскольку ничто не укрепляет мир надежнее, чем знакомство друг с другом и взаимопонимание.

Мы ожидаем продолжения взаимовыгодных контактов в области культуры, на межведомственном и межрегиональном уровне. В этом году истекает срок действия трехлетней программы сотрудничества в области культуры. Пора приступать к работе по согласованию такого сотрудничества на очередной трехлетний срок. Ведется проработка вопроса об ответном визите в Таллинн делегации Государственной думы (делегация депутатов Рийгикогу побывала в Москве в октябре 2015 г. — прим. ТАСС).

— Какова судьба российско-эстонского договора о границе? Что препятствует его ратификации? Когда, на ваш взгляд, стороны все-таки смогут его ратифицировать?

— На этот вопрос совсем недавно достаточно подробно ответил Сергей Лавров. Главное условие ратификации — это обязательство обеспечить нормальную неконфронтационную атмосферу в наших двусторонних отношениях. В реальности же мы видим совершенно иную картину — зашкаливание русофобской риторики. В этих условиях попытки решать интересующие обе стороны вопросы имеют мало шансов на успех.

Подчеркну вместе с тем нашу открытость к ведению диалога с эстонскими партнерами в той степени, в какой они сами готовы к продвижению вперед в двусторонних отношениях.

— В чем проявляется эстонская "русофобия", о которой в январе говорил министр иностранных дел Сергей Лавров? Сталкиваетесь ли вы лично и другие сотрудники диппредставительства с ее проявлением?

— Говоря о русофобии, мы имеем в виду, прежде всего, политику и риторику эстонских властей. Налицо попытки запугать собственное население путем навязчивого вдалбливания в сознание рядовых эстонцев мнимых угроз, идущих с Востока. В этом же ряду постоянный поиск "пятой колонны" и вражеских агентов. Достаточно почитать ежегодники полиции безопасности КАПО — львиная доля этих опусов, как правило, посвящена "подрывной деятельности" "российских шпионов", к числу которых относят любого, кто борется против дискриминации так называемых "неграждан", отстаивает право получать образование на русском языке, осуждает попытки глорификации нацистских коллаборантов. Достаточно просто иметь добрые отношения и поддерживать контакты с российским посольством, чтобы стать фигурантом данного доклада.

Объектом атак становятся российские СМИ. Их деятельности всячески препятствуют: высылают журналистов, отказывают в аккредитации на пресс-конференции, доходит до закрытия банковских счетов. Последнее время стало модно пугать российскими кибератаками, не утруждая себя при этом какими-либо доказательствами.

Можно еще долго продолжать этот ряд. Все это и является, по-нашему мнению, проявлением русофобии.

— В мае 2017 года из Эстонии были высланы генеральный консул в Нарве Дмитрий Казеннов и консул Андрей Сургаев. Есть ли объяснения такому решению эстонских властей на сегодня?

— Я уже упомянул эту откровенно недружественную акцию эстонских властей, нанесшую ощутимый урон нашим двусторонним отношениям. К сожалению, никаких объяснений о причинах высылки наших дипломатов мы от эстонской стороны так и не получили.

— 4 ноября в Эстонии был задержан 20-летний гражданин РФ Алексей Васильев, которого подозревают в работе на ФСБ. Что на сегодняшний день известно о его судьбе?

— Указанный российский гражданин продолжает оставаться в СИЗО. Идет следствие. Сотрудник консульского отдела посольства регулярно его навещает. Каких-либо жалоб на условия содержания либо нарушения своих прав Васильев не высказывал. Продолжаем внимательно следить за развитием ситуации, в случае необходимости готовы оказать в рамках нашей компетенции любое возможное содействие.

— В декабре МИД Эстонии не удовлетворил просьбу посольства РФ на время выборов президента России открывать избирательные участки где-либо, кроме помещений российских консульских представительств. Смогут ли в этой ситуации все проживающие в Эстонии граждане России проголосовать?

— В Эстонии проживает около 120 тыс. российских граждан, из них почти 83 тыс. имеют право голоса. Опыт организации голосования на выборах в Государственную думу в сентябре 2016 года показал, что открытия избирательных участков только в помещениях российских дипломатических и консульских представительств (речь идет о посольстве в Таллинне, генконсульстве в Нарве и канцелярии консотдела посольства в Тарту) было явно недостаточно. Не секрет, что среди граждан России, проживающих в Эстонии, преобладают лица пожилого возраста. И далеко не всем состояние здоровья позволяет отправиться в указанные три города для реализации своего конституционного права. Замечу, что в другой прибалтийской стране — Литве аналогичное ходатайство российского посольства было удовлетворено. Вот бы так и в Эстонии! Пока же этого нет. Будем стремиться в рамках имеющихся у нас возможностей оказывать все возможное содействие нашим избирателям.

— Британские исследователи утверждают, что лишь 5% представителей русскоязычной общины Эстонии поддерживают присутствие сил НАТО в стране. Но какова общая картина? Поддерживает ли эстонское общество стремление правительства республики к увеличению сил Альянса? Какие опасения существуют у обычных эстонцев? Боятся ли они Россию?

— Думаю, не будет преувеличением сказать, что ни один серьезный политик на Западе не верит в активно муссируемые мифы о российской военной угрозе. Применительно к Эстонии отмечу, что за два с лишним года работы на посту посла в ходе многочисленных встреч с представителями самых различных кругов эстонского общества я практически не сталкивался с проявлениями какого-либо страха перед Россией, может быть, за исключением "зомбированных" и находящихся под влиянием извне отдельных личностей. Со стороны обычных эстонцев чаще всего можно услышать реально интересующие их вопросы — когда можно рассчитывать на восстановление полноценных двусторонних отношений, когда можно будет без всяких ограничений вести торговлю, когда отменят визы и т.п.

Такого рода настроения лучше всего говорят о необходимости совместных усилий по выводу наших отношений на путь конструктивного, взаимовыгодного сотрудничества. Это именно то поле деятельности, которое может дать благодатные всходы на благо многонациональных народов двух соседних стран.