”Наверное, последний раз, когда эстонское общество было поляризовано так сильно, как сейчас в связи со скандалом вокруг Оясоо, оно было поляризовано, когда мы разводились. Вернее, когда разводился Президент Республики. В этих двух самобытных историях на удивление много параллелей”, — пишет Ильвес.

Ильвес назвала судьбоносный поцелуй на крыше кафе ”своим личным казусом Оясоо”. ”Несмотря на то, что он не попадает ни под одну статью, за него взялись как за проделки ведьмы на суде инквизиции, и все этого увенчалось публичным бичеванием. И несмотря на то, что это привело к самому суровому наказанию — распаду моей семьи, президентская канцелярия сделала все, чтобы вычеркнуть меня и эти девять лет из истории и навсегда удалить меня из всех списков”.

”В конце-концов к столетнему юбилею Эстонии мы действительно могли бы во имя очищения своих душ простить близким все, что возможно простить. Давайте будем милосердны. Даже насилие или пьяное вождение в итоге может чему-то научить”, — резюмировала Ильвес.