”В 2014 году была полная катастрофа — только 17 поступающих. В течение двух последующих лет ситуация немного улучшилась, но в этом году студентов опять мало”, — посетовала глава института общего языкознания Тартуского университета Ренате Паюсалу. Поступило 78 заявлений на 32 места, учиться же пришли 20 человек. Не лучше дела обстояли и в прошлом году, когда из 93 подавших заявление к учебе приступил лишь 31 студент.

Преподаватели не изучали, куда пропадают поступающие в вуз, однако они сошлись во мнении, что студенты предпочитают более престижные специальности в надежде получать в будущем более высокую зарплату.
Всё чаще преподаватели отмечают, что ставшее несколько лет назад бесплатным высшее образование привело к тому, что на некоторые специальности набирают слишком много студентов и это приводит к сокращению количества мест на других направлениях. ”Когда на юридический приняли 30 студентов на бесплатные места, а остальных на платные, к нам пришло больше людей, и уровень их тоже был выше”, — пояснила Паюсалу.

Что же выбирает молодёжь?

По данным SAIS, четверо молодых людей предпочли английскую филологию, а трое — юриспруденцию и спецпедагогику. Остальные выбрали журналистику, биологию, литературу, экономику и романистику. 29 отказников приступили к учебе в Тартуском университете и ещё 23 студента предпочли преимущественно Таллиннский университет или Таллиннский технический университет.

”По специальностям, прием на которые осуществляется на основании одних только результатов госэкзаменов, и наплыв студентов больше, но и процент отказников тоже выше, — отмечает руководитель службы коммуникаций отдела искусств и гуманитарных наук ТУ Лийз Саар. — На специальность ”эстонский язык и финно-угорское языкознание” кандидатов принимают на основании результата госэкзамена по эстонскому языку, и для многих поступающих она не является приоритетом №1. В случае же с госэкзаменом по эстонскому языку мы имеем дело со стандартизированным экзаменом, подходящим для поступления в вуз, и поэтому университет не планирует менять условия приема по этой программе”.

Запятая не требуется

Анализируя причины непопулярности изучения родного языка, Ренате Паюсалу приводит еще одно объяснение — несмотря на то, что на словах в обществе и декларируется важность эстонского языка, тем не менее, отсутствует понимание того, что языком нужно постоянно заниматься. ”Недостаточно только травить анекдоты на родном эстонском, — уверена она. — Язык как составная часть культуры вымирает, если его не изучают и не исследуют”.

И ещё: гимназисты даже не знают толком, что из себя представляет изучение эстонского в вузе. Несмотря на то, что преподаватели активно популяризируют свою специальность, проводя четыре олимпиады и дни эстонского языка, а также постоянно посещая школы, обычному школьнику всё равно кажется, что эстонский язык — это лишь запятые и заглавные буквы.

”Мы должны обучать учителей так, чтобы они смогли лучше продемонстрировать своим ученикам возможности практического применения родного языка, — считает Паюсалу. — Мы преподаем много нового и интересного. Например, исследуем процесс написания. Много работаем над дигитальными решениями, создаём также центр цифровых гуманитарных наук. Мы хотим, чтобы будущие студенты поняли: у нас можно быть как ”олдскульным” гуманитарием, так и заниматься языкознанием при помощи дигитальных методов.

Ренате Паюсалу допускает, что нежелание изучать эстонскую филологию объяснимо некоей дистанцированностью родного языка от т.н. всамделишных гуманитарных наук. Приверженцы реальных дисциплин, как правило, выбирают инфотехнологии. Кто хочет стать поэтом и писателем, выбирает литературоведение. Эта специальность в последние годы и стала гораздо популярнее. Количество поступающих — от 100 до 120 человек и, в большинстве случаев, заполняются все места.

”В бакалавриат не попали многие кандидаты с очень даже хорошей подготовкой, — констатировал руководитель института культурологи Юло Валк. — В магистратуре же, к сожалению, некоторые места остались не заполнены. Это довольно обычная практика среди гуманитарных направлений, но мы всерьез обеспокоены происходящим”.

Валк отмечает, что хотя болонская система образования и способствует смене специальности после окончания бакалавриата, тем не менее, наличие филологической базы крайне необходимо для того, чтобы стать учителем языка и литературы. Это сужает круг кандидатов. Ожидания со стороны общества и надежда стать успешным подталкивают молодых людей в XXI веке к выбору таких практичных специальностей, как инфотехнологии и инженерия. Тем не менее, нужно действовать систематично и упорно, чтобы общество лучше осознавало ценность и необходимость гуманитарных наук.