”Тут обе стороны не без греха, ведь стоящие за независимость Каталонии не попросили мирной дискуссии в соответствии с конституцей Испании ”, — сказала Кальюлайд.

По мнению Кальюлайд, эти события нельзя сравнивать с Прибалтикой 90-х: ”Мы были международно признанным государством, которое было оккупировано СССР, после чего в отношении нашего государства действовала политика непризнания. В таком виде мы имели полное право ходатайствовать о независимости, и с точки зрения международного права мы сделали это юридически корректно”.

Каталонский же референдум, говорит Кальюлайд, по конституции Испании является незаконным. ”Следовательно мы должны признать, что центральная власть имеет право говорить, что референдум не может состояться, поскольку конституция его не признает”, — сказала она. Несмотря на это, Кальюлайд осудила использованные для подавления референдума силовые методы: ”Насилие никогда не было хорошим выходом. Такое поведение перекрывает пути и каналы политического решения проблемы. Если в федеральном государстве возникает ситуация, когда один народ хотел бы обсудить отделение, то для этого существует механизм демократического характера”.

По мнению президента, начать следовало бы с более общих переговоров, которые сконцентрировались бы на конституции и возможностях ее изменения. ”Вербальное общение — это то, что призвано в подобных ситуациях приводить нас к результату. Нам ведь известно, что не все жители Каталонии, и они не все каталонцы, поддерживают независимость, но я думаю, что после минувших выходных несомненно появилось больше людей, которые хотели бы иметь у себя в государстве возможность такого референдума. И над этим было бы разумно дискутировать”, — сказала Кальюлайд.