Вчера мы рассказали, как жизнь проживающего в Муствеэ Алара Туппа спасло лекарство, стоящее 160 тысяч евро, которые Больничная касса отказалась обеспечить. Необходимые средства были собраны фондом ”Подаренная жизнь” (Kingitud elu) благодаря добровольным пожертвованиям.

История Алара — не единственный пример эффективной помощи больным раком, поддержанной добровольцами и фондом ”Подаренная жизнь”. Лечение нескольких десятков человек, которое Больничная касса также не посчитала необходимым финансировать, но помогли добровольные жертвователи, было эффективным.

Возникает вопрос, почему дающее результат лечение не может финансировать Больничная касса, а жизни болеющих раком зависят от пожертвований?

По словам пресс-представителя Больничной кассы Лийз Хинсберг, исходя из размера бюджета следует взвешивать, как соотносится стоимость некоторых лекарств с той пользой, которую они приносят. Решение относительно каждого лекарства принимается исходя из того, какой доказанный эффект дает оно по данным клинических исследований. Кроме этого, рассматривается наличие альтернативных возможностей лечения.

Таким образом, Больничная касса учитывает не конкретную историю конкретного человека, доказывающую эффективность лекарства, а опирается при принятии решений только на исследования общего характера.

При этом Хинсберг говорит, что жизнь человека бесценна, а поэтому не определена предельная стоимость лечения, при превышении которой Больничная касса отказывала бы в поддержке.

”Но очень важно понимать то, все ли предлагаемые фармацевтической промышленностью препараты и новые инновационные услуги дают реальный положительный эффект для здоровья пациентов. Важно определить находится ли их цена в пределах возможностей бюджета медицинского страхования”, — добавила она.

Создавший три с половиной года назад фонд ”Подаренная жизнь” Тойво Тянавсуу считает, что государство могло бы забрать у фонда функцию финансирования тех лекарств, которые явно приносят пользу. С помощью фонда на данный момент полностью вылечились 5-7 человек и есть десятки тех, кто с помощью лекарств контролирует болезнь и живет полноценной жизнью. Больничная касса это лечение не поддержала финансово.

По словам Хинсберг, в исключительных случаях возмещения средств за лекарства нужно исходить из принципа солидарности медицинского страхования, то есть следует вкладывать деньги туда, где это дает наибольшую пользу, учитывая все население. Вместо того, чтобы давать максимальный пакет лечения некоторым, всем предоставляются равные доступные варианты.

”В исключительных случаях мы компенсируем лекарства, когда они необходимы пациенту, но не разрешены к продаже в Эстонии и не могут входить в список лекарств Больничной кассы, — отметила Хинсберг. — Компенсацию в исключительном порядке от Больничной кассы получают люди с редко встречающимися заболеваниями. Например, в 2016 году компенсацию лечения в исключительном порядке получило 2032 пациента, на сумму 1,25 млн евро”.

Целесообразность поддержки оценивает специальная комиссия, в которую входят представители Союза врачей Эстонии, Общества семейных врачей, Палаты людей с недостатками здоровья, Эстонского союза пациентов, Больничной кассы, Тартуского университета и Министерства социальных дел.