”Цены опять выросли. И многие товары можно купить только по талонам. Такой рост цен ужасает, так как и предыдущие скачок был тяжелым. Я не знаю, как мы будем дальше жить, но во многих семьях дела еще хуже”.

Так описывал один из читателей Eesti Päevaleht свое положение в 1991 году в отправленном газете отрывке личного дневника.

Kus on püksid ja pintsakud? Tartu kaubamajas haigutab tühjus
Foto: Tartu linnamuuseum

Первая пара лет нового десятилетия были полны для Эстонии волнений от приближающейся свободы, но в то же время люди оказались в крайне затруднительных условиях, когда обеспечить себя самым необходимым было все сложнее.

Постепенно торговля развалилась окончательно, самые простые продукты продавались только по талонам и в ограниченном количестве. В худшем случае их вообще было невозможно достать. Совсем немного не хватало до того, чтобы в Эстонии люди начали массово голодать.

С 1 января 1990 года Эстония начала заниматься хозяйствованием самостоятельно, перешла на хозрасчет, что должно было привести к тому, чтобы ЭССР и другие части СССРобменивались товарами по рыночному принципу, а не в рамках плановой экономики.

Была утверждена система талонов и покупательские карточки — этими шагами старались защитить эстонского потребителя. Систему талонов разработала Комиссия защиты внутреннего рынка Эстонии, которая получила осенью 1989 года задание составить список товаров, которые будут продавать по талонам, и определить необходимое количество.

”Я еще пью кофе. Во многих семьях его не видели несколько месяцев. Смешно то, что и даже выданные на детей талоны позволяют купить сигареты и водку. Водки было бы у нас полно, если бы отоваривали все талоны”, писал читатель в то время в своем дневнике.

Selliste talongide eest sai 90-ndate alguses suhkrut osta.
Foto: EPL-i arhiiv

Из опроса, проведенного осенью 1990 года, выяснилось, что две трети народа не было довольно доступностью кофе и фруктов, большинство чувствовало нехватку в рыбе, муке, макаронах, яйцах, манке, рисе Курильщикам было трудно потакать своей привычке — по талонам можно было купить только 5 пачек сигарет в месяц. Талоны действовали относительно большинства товаров, но 56 процентов покупателей переживали по поводу того, что воспользоваться талонами было не всегда возможно из-за хронического дефицита товаров и продуктов.

14 мая 1990 года по инициативе Интердвижения на Тоомпеа собралась воинственно настроенная толпа, в основном русскоязычные, которая протестовала против решения Верховного совета ЭССР о прекращения использования флага, гимна, герба ЭССР и восстановления официального названия республики — ”Эстонская Республика”. Протестующие ворвались во двор дворца Тоомпеа, а премьер-министр Эдгар Сависаар произнес фразы, ставшие позднее хрестоматийными: ”Тоомпеа атакуют! Повторяю: Тоомпеа атакуют!”. Также Сависаар призвал в радиоэфире эстонский народ на помощь.

Äripäeva esikülg 1991. aastal
Foto: Repro, Äripäev


Põlva poelettidel on müügil vorstid ja munad...
Foto: Põlva talurahvamuuseum


На Тоомпеа стали стекаться эстонцы, и организованная Интердвижением толпа отступила. Противостояние не было острым, но позже оппоненты обвиняли Сависаара в создании опасной ситуации.

В сентябре 1990-го была отменена государственная дотация на мясо и молочные продукты, и это опять подняло цены. В Эстонии усилил кризис тот факт, что продукция многих колхозов и совхозов уходила на восточный рынок, а местные потребители оставались без нее. Ко всему прочему в 1990-1991 годах был плохой урожай зерна. Между тем, в Эстонии дела обстояли не так плохо как в некоторых других частях СССР, где жаловались на голод.

”Вчера вновь подняли цены. Ко всем товарам добавили 10 процентов налога с оборота. Теперь верю, что у нас начнут люди умирать от голода. Тем, у кого есть родственники заграницей, или друзья, немного проще. Молодым семьям, в которых много детей, особенно тяжело. […] С рабочими местами ситуация сильно ухудшилась, все больше людей остается без работы”.

К началу 1991 года постоянный рост цен стал обычным делом. Положение усугубила организованная в январе руководством в СССР денежная реформа. Выросли цены на молочные продукты и сахар, подорожали железнодорожные билеты.

В апреле цены на эстонском рынке официально перестали контролировать, и началась настоящая паника: в продовольственных магазинах были огромные очереди. Нельзя было купить сахар, муку, масло. Люди, не выбирая, хватали все, что можно было купить — прозапас. Вероятно, некоторые до сих пор еще находят в шкафах запасенные тогда куски мыла и т.д.

.
В середине лета отменили государственную систему закупок, что привело к тому, что снабжение магазинов продовольственными товарами ухудшилось еще сильнее. Вдобавок к этому в октябре-ноябре начался топливный кризис, когда бензин можно было купить лишь в отдельных местах, а частным лицам он стал практически недоступен.

В 1990 и 1991 годах жизнь в Эстонии стала в 3.3 дороже — цены на продукты питания выросли в три раза, стоимость промышленных товаров увеличилась более, чем в четыре раза. Резко уменьшилась покупательная способность населения.

Эстония пережила в 1999-1994 годах спад экономики на 38 процентов, но введение собственной денежной единицы, крон, восстановление связей с рынками западных стран и так называемый ”ковбойский капитализм” стали потихоньку увеличивать благосостоянии молодого независимого государства и народа.

Järgmisel hetkel haigutab tühjus.
Foto: Põlva talurahvamuuseum