45-летняя Кристина Кадак-Аруорг с февраля прошлого года имеет 70-процентную потерю трудоспособности. Причина: общее заболевание. Ее имя привязано к одному юридическому бюро, но, по словам женщины, она там не работает: ”Иногда знакомые подкидывают мне юридические подработки, но я бы хотела работать больше. Мозг ведь функционирует”, — говорит она.

”Нет денег даже на хлеб”

Постоянный доход Кадак-Аруорг составляет в общей сложности 254 евро и 44 цента (пособие по инвалидности и пособие по потере трудоспособности), однако в мае на счет женщины поступило лишь 137 евро. Остальные 117 забрала судебный исполнитель Катрин Веллет.

"Ваша деятельность привела к ситуации, когда сейчас у меня денег даже на хлеб, — написала Кадак-Аруорг исполнителю. — Я не могу купить лекарства, которые жизненно необходимы для моего здоровья и существования. Также у меня нет средств на оплату жилья, еды и иные элементарные расходы. Долги постоянно растут!"

В июне ситуация с деньгами повторилась.

Муж женщины — бывший полицейский Аско Аруорг — также является инвалидом с 80-процентной потерей трудоспособности. И с него тоже судебный исполнитель удерживает средства.

”Всего мы получаем на руки 317 евро, — написала женщина в своем втором письме исполнителю. — На такие доходы прожить невозможно!”

"Мы не справляемся, — сетует Кадак-Аруорг изданию. Мы постоянно вынуждены занимать у родственников. Не знаю, как выйти из этой ситуации”.

"Все очень-очень плохо, — говорит Аско. — В месяц у меня уходит 25-30 евро на лекарства. А надо больше. Врач спрашивает, почему я не принимаю то или то, а мне просто не на что их купить!”

Кроновая миллионерша

Тем не менее, еще в 2004 году Кристина Кадак входила в число самых богатых людей страны с годовых нетто-доходом в миллион крон (64 000 евро). Тогда она кометой влетела на небосклон местной элиты. Жила в большом двухэтажном доме в Виймси, имела свое юридическое бюро и еще несколько фирм и, как утверждает, обеспечивала работой около 40 человек.

”Мне казалось, что я могу все”, — вспоминает она.

"Я не задумывалась о необходимости т. н. пенсионного фонда. Моя жизнь была как роза. До той поры, пока все не начало рушиться”, — объясняет женщина отсутствие тыла.

От первого брака у Кристины есть дочь (всего у нее две дочери), которая сейчас уже совершеннолетняя и с которой она не общается. По словам женщины, последний раз они виделись около пяти лет назад. ”Но я слежу за ее жизнью. Она окончила гимназию и решила учиться в Тарту на юриста”, — рассказывает мать.

Удар номер один

История падения началась с банкротства молочного производства Ühinenud Meiereid. В июле 2002 года Кадак назначили банкротным управляющим концерна. ”Я была глупая, взялась за дело с излишним рвением. На кону были огромные суммы”, — рассказывает она. Из-за нее по этому делу одного человека даже арестовали. ”После этого мне стали звонить по вечером. Говорили, к примеру, что перед домом стоит красивая красная машина, и бросали трубку. Это звучало как угроза. Я не знала, кто звонил, это делалось с таксофона”.

Дело с мертвой точки не двигалось, и через какое-то время кредиторы ходатайствовали о снятии Кадак. Новые управляющие обнаружили ошибки в бухгалтерии, отсутствие многих документов и 50 000 долларов, которые должны были быть потрачены на юридические расходы.

”Я никогда не держала этих 50 000 долларов в руках! — заверяет Кадак-Аруорг. — Я занималась процессом два года. Мне даже не назначили временной платы. В итоге Swedbank выплатил мне 97 000 крон, но из банкротного гнезда я не получила ни цента”.

Удар номер два

Второй выстрел раздался Бронзовой ночью, когда мародеры разгромили принадлежащий ей и Аско алкогольный магазин. ”Это было ужасно. Ладно бы только выбили окно. Но они полностью разгромили магазин, унесли и сломали все, что возможно. Я смотрел по телевизору, как ломали мой магазин”, — вспоминает мужчина. Ущерб составил почти полмиллиона крон.

PRONKSiÖÖ PANI PÕNTSU: 26. aprillil 2007 rüüstas märatsev rahvamass ka Aruorgude firmale kuulunud alkoholipoe Tallinnas Pärnu maanteel. Röövleid ei häirinud isegi pildistamine.
Rauno Volmar

Но, по словам супругов, это было еще не все. До этого они взяли в долг большую сумму на покупку вина в Одессе, а поставщики, узнав о событиях той ночи и переносе монумента, просто развернули товар на полпути. Вместе с товаром ушли и деньги.

Третий удар. Двойной

Третий удар оказался самым сильным. 22 октября 2005 года у Кристины и Аско родилась дочь, но в возрасте трех лет у девочки диагностировали редкое заболевание — спинальную мышечную атрофию, которая, прогрессируя, приковывает человека к кровати. Почти в одно время со страшным диагнозом дочери умирает мать Кристины.

Сейчас Кадак-Аруорг живет в двухкомнатной съемной квартире в Палдиски (70 евро в месяц плюс коммунальные расходы). ”Эта женщина — алкоголичка! Стопроцентная алкоголичка!” — кричит из окна многовариантного пятиэтажного дома соседка. Кристина признает, что у нее, действительно, были серьезные проблемы с алкоголем и однажды она даже пыталась свести счеты с жизнью.

Долги Кадак-Аруорг копились, на недвижимость была наложена ипотека. Для погашения задолженностей женщина вновь влезала в долги, которым не видно было конца и края. Постепенно она лишилась всего.

Словно снежный ком

В феврале 2009 года Кадак-Аруорг исключили из адвокатуры по причине неуплаты членских взносов. Ее бюро Kadak & Partnerid перестало предоставлять годовые отчеты и было принудительно закрыто, а в 2011 году в возрасте 47 лет умер ее партнер по бизнесу Кармо Калк.

Аско Аруорг шутит, что можно было бы ограбить банк, но в Палдиски нет банка. ”Я 20 лет служил Эстонскому Государству, а теперь меня бьют ногой туда…Я не сделал ничего неправильного”, — сетует мужчина. После Бронзовой ночи он устроился в тюрьму надзирателем, но через какое-то время у него диагностировали эпилепсию, так что о том, чтобы пройти следующую медкомиссию, не было и речи.

Из-за болезни не складывалось и с другими работами. В мае 2012 году мужчину задержали за вождение в пьяном виде. Через месяц ситуация повторилась, а еще через какое-то время у Аско обнаружили опухоль мозга. Затем его сразил инсульт, и женщине пришлось заново учить мужа ходить.

В ноябре 2012 года Харьюский уездный суд лишил супругов права на опеку над дочерью Анетт и назначил опекуном волостную управу Харку. Причина: мать и отец пили и не заботились о ребенке. По словам Кристины, работник службы защиты детей несколько раз приходила к ним. ”Я обругала ее и выставила за дверь”, — рассказывает женщина и добавляет, что, когда они пришли забирать дочь, та плакала и не хотела уходить.

И снова с хлеба на воду

Сейчас 11-летняя Анетт живет в семейном доме в Таллинне и общается с матерью только по скайпу. В июне она прошла лечение в Китае, где ей пересадили стволовые клетки.

А вот ее родители опять предстали перед судом. На этот раз за невыплату алиментов. Именно эти средства снимает сейчас с их счета исполнитель. Компетентные люди подтвердили изданию, что все делается по закону, но проблема, когда у родителей не хватает средств на выплату содержания детям, существует.

”Закон действительно позволяет забирать половину дохода на нужды ребенка, но исполнитель должен убедиться, что этим он не наносит вреда. Нужно, чтобы им оставалась хотя бы минимально необходимое количество средств на проживание”, — сказала депутат Тийна Кангро.

”Под конец месяца наверное, действительно, придется перебиваться с хлеба на воду”, — переживает Аско.