В сентябре 2016 году полиция арестовала мужчину, которому было предъявлено обвинение в неоднократном изнасиловании своей пятилетней дочери. Подозрения основывались на показаниях девочки, в которых она детально описывала, что с ней делал отец.

Мать девочки Екатерина разошлась с отцом девочки практически сразу после ее рождения. По словам Екатерины, причина была в его агрессивном поведении. Ребенок остался с матерью, а отец получил право брать ее к себе, но часто не возвращал в надлежащее время. Приходилось вызывать и полицию.

Истерики и странные рисунки

Со временем мать и бабушка девочки заметили, что ее поведение становится беспокойным и странным — именно после того, как она стала оставаться на ночь у отца. Ребенок начал закатывать истерики, биться головой о стену, кричать и с конца 2013 года не мог ходить в садик из-за поведения.

Три месяца девочка якобы отказывалась выходить из дома и надевать одежду, не давала расчесать себя или успокоить. Екатерина начала водить дочку к различным врачам— истории болезни подтверждают изменения в поведении ребенка.

По словам Екатерины, дочка стала особенно истеричной после последней встречи с отцом в конце 2015 года. После этого девочка нарисовала себя с черным лицом, а рядом к квадрате маску свиньи и три фаллообразных предмета.

Illustratsioon: Erakogu

Екатерина рассказывает, что поведение девочки стало еще более странным — она начала совершать разные ”сексуальные” действия, например, имитировать мастурбацию. Психолог посоветовал женщине записать подобное поведение ребенка на видео, но следствие отказалось использовать записи.

Вначале девочка молчала, но когда она стала рассказывать о случившемся дома, Екатерина решила обратиться полицию, где ребенка допросили два раза.

На втором допросе присутствовала психолог Юлле Калвик, по оценке которой, девочка не выдумала то, что она показывала на кукле и рассказывала, потому что была искренне напугана. Калвик добавила, что девочка точно показывала на кукле, что с ней делал отец, описывала гениталии взрослого мужчины, рисовала и описывала сексуальные действия и вибраторы, и где их хранят в доме.

Отец девочки отрицает совершение преступления. Его адвокат Меэлис Массо придерживается точки зрения, что ребенком манипулируют, чтобы заставить дать показания против отца, а показания вытянули из нее слишком наводящими вопросами. Адвокат запросил третий допрос, но суд отказал, чтобы больше не травмировать ребенка.

Согласно документам уголовного дела, в Клинике Тартуского университета мужчине диагностировали социофобию и картковременную депрессивную реакцию, расстройство адаптации.

Одних лишь показаний недостаточно

Гинекологический осмотр ребенка, сделанный через пять месяцев после последнего контакта с отцом, не показал каких-либо телесных повреждений.

Гинеколог Кай Парт отмечает, что физические повреждения не всегда присутствуют при изнасиловании, так как изнасилованием ребенка может считаться любое сексуальное действие в его отношении, а физический контакт не подразумевает проникновение. По словам Пай, последствиями изнасилования также являются проблемы с психическим здоровьем.

Руководивший процессом прокурор Рита Синивяли ушла в отпуск и в конце октября 2016 года дело переняла ее коллега Леа Пяхкель. В начале декабря подлозреваемого совободили из-под стражи. Прокурор Пяхкель не встречалась ни с ребенком, ни с Екатериной. Матери девочки сложно понять подобное решение.

В начале апреля 2017 года прокуратура и полиция решил закрыть уголовное дело, по причине того, что показания ребенка — неточные, так как они отличались на двух допросах. Отмечается, что на первом допросе, имевшем место через четыре месяца после контакта с отцом, ребенок не говорит ничего, что указывает на изнасилование. А вот на втором допросе, через восемь месяцев после контакта, ребенок уже описывает действия отца. Однако описанные ребенком действия должны были оставить физические следы, которых найдено не было.

Прокуратура и полиция приводят в качестве аргумента тот факт, что второй допрос ребенка нельзя считать достоверным, потому что ребенок перед этим поговорил на данную тему с бабушкой. Поэтому нельзя исключать, что данные беседы с ребенком могли исказить правду, так как девочке было ясно, каких показаний ждут от нее.

На запрос Eesti Päevaleht прокурор сообщил через пресс-секретаря, что на основе собранных доказательств отсутствовали основания для предъявления обвинения в совершении преступления. Пыхьяская префектура объяснила, что хотя показания ребенка и дали основания для заключения мужчины под стражу, при опросе свидетелей и обысках не было найдено других доказательств. У полиции были лишь показания ребенка, которые со временем изменились.

Екатерина при помощи адвоката Владимира Садекова обжаловала решение о прекращении уголовного дела в окружной прокуратуре, но оттуда пришел ответ, идентичный решению полиции и прокурора Пяхкель. Теперь же решение было обжаловано в Таллиннский окружной суд, жалоба находится в процессе рассмотрения.

Адвокат отца девочки сообщил, что мужчина ходатайствует в рамках гражданского процесса об опеке над дочерью. Отец считает, что дома у мамы и бабушки благополучие ребенка под угрозой, поэтому он ходатайствует о больших опекунских правах. По словам адвоката, судебное заседание состоится в августе.