„По оценке суда, лицо, в отношении которого ведется производство, на протяжении долгого времени вело себя крайне надменно в отношении профсоюза. Э. Лайдвеэ отказывался признавать обязательства в отношении доверенного лица […] Более того, он безразлично относился и к замечаниям Трудовой инспекции […] , никак не изменил своего поведения. Смягчающие вину обстоятельства в данном деле отсутствуют,” — значилось в решении суда. Суд наказал Лайдвеэ максимальным штрафом в размере 1600 евро.

Будучи директором транзитного центра, Лайдвеэ отказался признавать доверенное лицо работников Сергея Мастепана, прорабовшего на предприятии докером 20 лет. Поскольку он вступил в профсоюз и стал критиковать трудовой уклад фирмы, ему стали вменять невыполнение рабочих обязанностей и уволили без предупреждения под предлогами, которые он с помощью профсоюза оспорил.

Несмотря на то, что суд признал прерывание трудового договора с Мастепаном недействительным, руководство фирмы известило его о сокращении, что также было оспорено в суде. Решение по этому делу пока не вынесено.

По словам руководителя совета Eesti Raudtee Прийта Рохумаа, во время конкурса они неоднократно разговаривали об этом с Лайдвеэ, но он был склонен не соглашаться с судом. ”Я на собственном примере знаю (Рохумаа долгое время руководил Viru Keemia Grupp — прим.ред.), что отношения с профсоюзом всегда имеют две стороны, и неправильно было бы оценивать вещи как черно-белые. Мы знаем, что у руководства Eesti Raudtee, в том числе у меня, хорошие и рабочие отношения с профсоюзом”, — сказал Рохумаа.

Представитель владельца Raudtee, министр экономики и инфраструктуры Кадри Симсон также подчеркнула, что на состоявшемся в понедельник, то есть в первый рабочий день Лайдвеэ, общем собрании она сказала новому председателю правления, что ждет от него конструктивной работы с профсоюзами и продолжения действия коллективного договора, обеспечивающего трудовой мир.

Так, уже во вторник утром Лайдвеэ встретился с руководителем профсоюза работников железной дороги Олегом Чубаровым. ”Я спросил прямо, как мы будем работать дальше, принимая во внимание ту информацию, что у нас о нем есть. Я сказал, что не разделяю невежливого отношения к представителю профсоюза или доверенным лицам”, — рассказал Чубаров. По словам Чубарова, Лайдвеэ аргументировал свое поведение указаниями со стороны владельца фирмы Анатолия Канаева. Позже как сам Лайдвеэ, так и Канаев опровергли данное утверждение.

„Я в каждодневную работу фирмы не вмешиваюсь. Даже близко не подхожу. Честно говоря, если бы встретил этого Мастепана на улице, то и не узнал бы. Я его не знаю, и, извините, знать не хочу, — заявил Канаев. — Но вопрос не в этом. Есть такая пословица: в чужой монастырь со своим уставом не ходят. У нас есть все необходимые документы, у нас коллективный договор, избранный представитель коллектива. Мы обсуждаем и решаем все проблемы. Но если нам пытаются диктовать (профсоюз — прим.ред.), что мы должны делать, то, знаете, дела так не делаются”.

„В Eesti Raudtee ситуация совсем другая, чем в Transiidikeskus. Здесь есть коллективный договор, членов профсоюза более 400. Речь идет о долгосрочных коллективных трудовых отношениях с фиксированными правами и обязательствами”, — прокомментировал ситуацию Лайдвеэ.

„Если кто-то распечатает вашу фотографию, выколет глаза и повесит перед офисом, будете ли вы сотрудничать с такой организацией? Транзитный центр инициировал несколько уголовных дел против Независимого профсоюза моряков Эстонии. В одном деле они действительно оказались правы. Вы получали когда-нибудь штраф за дорожное нарушение? По сути это то же самое. И вообще, не стоит бояться суда. Если есть спор, то его следует решить. Один раз решение будет в пользу центра, другой — в пользу профсоюза. Еще раз повторяю — это не моя война против профсоюза моряков”, — сказал Лайдвеэ.