Виктор Сийлатс родился в Сибири, учился в Кохтла-Ярве. Занимался дискотеками, телевидением, видео, продажей автомобилей и катеров, купил мызу Керну и ”дрался” с мэрией Хаапсалу за яхтенную гавань.

Его сын Кейт Сийлатс окончил знаменитый Стэнфордский университет, проживает в Америке и занимается инвестициями и технологиями. Дочь Кярт — бывшая прыгунья в высоту — занята в Лондоне в финансовой сфере. Настоящая элита: успешный отец, талантливые дети, однако до идиллии там ой как далеко. На данный момент сын обвиняет отца в краже миллионов евро и создании преступной группировки и подал на него заявление в суд и прокуратуру.

ROMANSS LÄBI: Siis kui Viktor ja Krista olid veel seltskonnapaar.
Teet Malsroos

Кейт сказал изданию, что все началось с распада брака их родителей. Еще на рубеже веков весь семейный бизнес находился в совместном владении отца Виктора и матери Кристы. Но любовь постепенно сошла на нет, и было решено разделить бизнес (отцу осталось 80%, матери — 20%), хотя сам развод состоялся лишь в 2011.

Состояние Сийлатсов держится на трех столпах. Первый — фирма Info-Auto, которая в последнее время ежегодно продает около 1000 автомобилей Ford и 300-400 Volvo и принесла семье сотни тысяч евро дивидендов. Вторая фирма Evore администрирует недвижимость всего концерна и имеет солидный портфель коммерческих и производственных земель по всей Эстонии. Немного приносит и третий — фирма IEG: красивые катера, журнал на морскую тематику, продажа и обслуживание малых судов. Кейт оценивает семейный бизнес в 100 млн евро. По утверждению Виктора, эта оценка своевольна.

После развода отношения внутри семьи стали ухудшаться. Виктор стал жить отдельно, а Криста вышла замуж за Марта Тармака, бывшего сокурсника Виктора и соратника по дискотечному делу. По словам Кейта, отец хотел отомстить матери и лишить ее бизнеса. Криста подарила свое участие в бизнесе сыну, который оценивает его в 20 млн евро.

KOHE NÄHA, ET VANAD SÕBRAD: Kunagised semud, tänased vihavaenlased Viktor Siilats ja Mart Tarmak kooli lõpetamas.
Foto: Õhtuleht

В один прекрасный момент без ведома Кейта и против его воли акции одной из семейных фирм на сумму 40 млн евро были переброшены в новую фирму Modify, владельцы которой, по словам Кейта, являются всего лишь ”танкистами”. Кроме того, изменился и состав владельцев IEG, и участие Кейта в размере 20% сохранилась лишь на бумаге. На деле он как миноритарный акционер не может принимать никаких решений.

„По сути отец украл у меня 20% фирмы. Адвокат Виллу Отсманн сумел при помощи нелегальных трюков переиграть мое участие в пользу Виктора”, — говорит сын.

Виктор объясняет нововведения желанием защитить коммерческую деятельность его предприятий от негативного влияния, которое могут оказать разногласия между совладельцами. ”Контролировать свое имущество Кейт изначально мог только вместе с другими владельцами, в этом отношении ничего не поменялось, и его имущество сохранилось”, — отмечает Виктор.

На этой неделе окружной прокурор Катрин Микенберг сообщила Кейту в ответ на его сообщение о преступлении об отказе в возбуждении дела в связи с отсутствием состава преступления.

Кейт говорит, что готов зарыть топор войны, если отец будет выплачивать матери до конца жизни 5000 евро ежемесячно. Он отмечает, что мать и отец вместе строили бизнес, а теперь отец в одиночку пожинает плоды. „Это относительно крупная сумма, но ведь речь идет и об одном из крупнейших предприятий Эстонии. Я провел также экономический анализ. Сейчас маме 60 лет, если она доживет до 90, то отец выплатит ей в общей сложности 1,8 млн евро. По сравнению с выведенными отцом из фирмы деньгами это маленькая сумма”, — говорит Кейт.

”Речь идет о чистой воды вымогательстве через СМИ, — считает Виктор. — Найти компромисс возможно всегда. Но для этого бизнес-партнеры должны избегать обращения в полицию, суд и прессу. И в общих интересах следует вместе искать пути решения. Угрозы и жалобы только заведут в тупик”.

„Я считаю, что как до, так и после развода я достаточно хорошо заботился о Кристе, и продолжаю делать это до сих пор. О ее жизни и благах в качестве супруги посла я особо не осведомлен, но я не думаю, что они испытывают экономические трудности”, — отмечает бывший отец семейства.

„В Эстонии невозможно быть мелким акционером! То, о чем договариваются пайщики, потом не всегда сохраняется в суде . Проститутки- юристы готовы написать все что угодно и посадить в танк кого угодно. Но судебная система в Эстонии недостаточно развита, чтобы защитить права миноритариев”, — сокрушается Кейт.