Василий Новак, имеющий 21 год стажа и руководящий центром экстренной медицины уже 13 лет, долго думает над ответом на вопрос, чувствовал ли он когда-либо, что перегорел на работе. В итоге он ставит себе диагноз: ”У меня хронический стресс”.

”Когда дежурный врач заканчивает работу, то вскоре эмоции от этого приемного дня у него потухают. А начальству, когда оно уходит с работы, приходится постоянно делать целую гору работы”, — объясняет он.

Эмпатия превращается в апатию

”Опасность перегореть есть у тех врачей, которые слишком сильно заботятся”, — считает врач центра экстренной медицины Танель Лепик. Признаки перегорания — сильное эмоциональное истощение и/или обезличивающие отношение к пациенту.

”Обезличивание в случае врачей означает, что в палате на койке номер один уже лежит не старушка, у которой замечательная семья, двое внуков, а лишь боль в желудке — человек лишается в глазах врача своей личности”, — объясняет Лепик.

По его словам, перегореть могут те врачи, которые всегда хотят сделать больше, сделать лучше. Они ставят себе планку все выше и выше, пока не наступает момент, когда преодолеть ее уже невозможно. Такие врачи делают больше своих коллег, но считают это недостаточным.

”Эмпатия превращается в апатию”, — подытоживает Лепик.

Новак же видит каждые день, что врачи просят помощи лишь как крайнюю меру. Он разрешал уставшим врачам брать неоплачиваемый отдых или давал связанный со стрессом больничный до двух месяцев. Были и те, кто просил уменьшить рабочую нагрузку, несмотря на сокращение зарплаты — настолько сильно они устают.

Заведующий центром скорой помощи Аркадий Попов считает, что сотрудники скорой помощ меньше подвержены опасности перегореть, потому что постоянно работают в разнообразной среде. Новак добавляет, что им помогает адреналин.

Однако заведующий центром экстренной медицины боится, что если будет продолжаться текущая ситуация — пациенты относятся к центру экстренной медицины, как к кабинету семейного врача — то врачи просто бросят работу в центре. Они должны заниматься экстренными случаями, а не лечить длящуюся на протяжении года боль в спине.

Нагрузку облегчат дежурные больницы

Сейчас в центре экстренной медицины PERH не хватает 30 врачей, в следствие чего рабочие графики составляются с трудом, особенно в период отпусков. Не хочет ли сам Новак взять отпуск?

”Неделя не спасет!” — объясняет он и приводит пример, что в Финляндии проработавший определенное время врач может в случае, например, перегорания или демотивации взять экстренный отпуск длительностью до целого года. Он вспоминает, что последний раз отдыхал во время миссии в Афганистане — там не нужно думать об оставшихся дома проектах и работе.

Как же защитить врачей центра экстренной медицины от перегорания? Новак считает, что нужно создать систему поликлиник или дежурных больниц.

”Ясно, что открытый перелом бедренной кости — чистая работа скорой помощи или центра экстренной медицины. А если у ребенка три дня держится температура и кашель, и больной не может попасть к семейному врачу — что делать?”, — объясняет он.

По его мнению, должно быть какое-либо промежуточное место, куда пациент может обратиться. Например, если бы в Центре здоровья Хааберсти была пара кабинетов с аппаратом для измерения давления, рентгеном и элементарным оборудованием для анализа проб, то туда смогли бы обращаться те, чья проблема не является экстренной.

”В дежурной клинике бы убедились что жизни и здоровью человека ничего не угрожает, например, что инфаркта нет, и организовали время для похода к семейному врачу, и пациент может теперь спокойно ждать”, — считает Новак.