Жена подает на мужа в суд, обвиняя его в том, что он обобрал ее до нитки. Их сын сообщает в полицию о ”множественных преступлениях отца”, а дочь крадет у клиентов семейной фирмы большую сумму денег. Брат ее не поддерживает и советует потерпевшим обратиться в соответствующие органы. В это время на горизонте появляется обаятельный практик тантрического секса и женится на дочери, но вскоре пару застают за занятием любовью в буддистском храме, и проблем становится еще больше.

Нет, речь идет не о сериале ”Санта-Барбара”, а о коллапсе одной эстонской семьи, в которой после развода разразилась настоящая гражданская война, на которой все средства хороши.

”Была в отчаянии и совершила глупость”

В 2005 году пожилые супруги из Ирландии Джордж и Димфна О’Коннор решили инвестировать в эстонскую недвижимость и приобрели 56-метровую квартиру в Таллинне на улице Йыэ,7. Вести дела они поручили Катрин Крахт. Женщина около семи лет успешно занималась квартирой, пока здоровье мужчины не стало ухудшаться и жена не решила продать недвижимость и обеспечить ему хороший уход в дорогой больнице. Так, супруги выручили от продажи 108 000 евро, которые были переведены на их банковский счет в Danske Bank. Казалось бы, все прошло хорошо. Тем не менее, три месяца спустя Димфна впервые за долгое время заглянула на счет и вместо шестизначной суммы обнаружила там всего 4,91 евро. Сразу в полицию супруги обращаться не стали, а сначала потребовали объяснений у Катрин. Выяснилось, что та и ранее снимала деньги с их счета.

”В определенный момент я стала брать деньги со счетов клиентов, — призналась Катрин в своем ответе. — Это должен был быть краткосрочный кредит. На прошлой неделе я была в отчаянии и совершила глупость: взяла полученные от продажи твоей квартиры деньги и оплатила все свои долги”. Катрин поведала, что у нее в жизни было несколько сложных моментов: экономический кризис и трудности сожителя с бизнесом, рождение ребенка, попытка открыть свое дело в сфере инфотехнологий и провал, неудавшийся бизнес в Финляндии, рождение второго ребенка. Женщина посыпала голову пеплом и просила предоставить ей возможность вернуть деньги. ”Я переезжаю в Америку, поскольку там у меня больше возможностей для заработка, — писала она. — Обещаю вернуть тебе деньги, даже если для этого мне придется пахать на трех работах. Если ты обратишься в суд, то мне, скорее всего, предъявят обвинение, и я не смогу работать и выплатить тебе долг”.

O’Конноры переслали исповедь брату Катрин Акису, который ничем не смог их успокоить, ответив лишь, что Катрин привыкла спускать деньги и что сделала это и с деньгами своей матери — Керсти Крахт. Подтвердила это и сама Керсти, посоветовав обманутой паре обратиться в полицию.

Месяц спустя ирландец скончался, так и не получив ухода на высшем уровне в хорошей больнице.

Гражданская война внутрисемейного масштаба

Распад семьи начался в 2009 году, когда после 25 лет совместной жизни и бизнеса Керсти и Аргос Крахт начали бракоразводный процесс. Эмоции были накалены до предела, но больше всего споров вызывал раздел совместного бизнеса. Так, минувшей осенью начался судебный процесс против Крахта по обвинению в присвоении совместно нажитого имущества. Споры разделили на два лагеря и детей: сын Акис встал на строну матери, дочь Катрин — на сторону отца.

Сын подал на отца в полицию несколько заявлений, в том числе о незаконном обороте нюхательного табака — снюса. Кроме того, стороны взаимно обвиняли друг друга в кибератаках, краже денег и многих других грехах. На страницах Äripäev Аргос прозвал своего сына Павликом Морозовым, а все обвинения со стороны жены объяснял ее жаждой мести. Керсти в свою очередь назвала экс-супруга типичным демагогом, повесившим на нее ярлык жены-стервы.

Жизнь их дочери Катрин тем временем шла своим чередом. Ирландская вдова наняла адвоката Индрека Весо, который сообщил о преступлении в полицию. Сама Катрин за это время сочеталась узами брака с гуру тантрического секса Урмасом Сильманом, погрузилась с головой в тантру и оставила работу юриста. Воспитанием ее детей от предыдущих отношений, как утверждается, занимался по большей части отец. Публично Сильманы позиционировали себя главной парой тантрического движения. Они улыбались на публике, но на допросах в полиции Катрин жаловалась на отсутствие денег и на то, что ей приходится ездить на заработки в Америку и трудится там в различных СПА массажистом.

Нетантрический секс в храме

В один прекрасный момент и вовсе разразился грандиозный скандал. ”Супружеская пара из Эстонии занялась сексом в храме на Бали”, — писали таблоиды. Разгневанные буддисты вызвали полицию и парочке пришлось заплатить штраф в размере 1500 евро. Новость разнеслась по всему миру, не обойдя и Ирландию. Узнав о случившемся, Димфна O’Коннор пришла в ярость, и информация о том, что Сильман ”путешествует по миру и наслаждается жизнью в Таиланде, на Бали и прочих местах”, но не вернула потерпевшей ни цента, дошла и до суда. В 2014 году Катрин решила признать свою вину и согласиться на договорное производство, в ходе которого ей было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1,5 года условно. Также к сентябрю этого года она должна выплатить вдове как минимум 40 000 евро, а далее на основании графика более 120 000.

Катрин, которая теперь предпочитает называть себя Джая Шивани, не так давно опять закрутило в водовороте событий. Так, прошлой осенью она рассталась с Урмасом, и теперь они публично обмениваются колкостями. Клиенты обвиняют мужчину в некорректных приемах тантрического массажа, а тот в свою очередь все отрицает, утверждая, что речь идет о попытках мести со стороны бывшей жены.

Сама Катрин смотрит на вещи с философской точки зрения. ”Если рассматривать вещи под другим углом, то этот опыт был мне необходим. В то время я была совершенно другим человеком и нуждалась в отрезвляющей встряске, — написала она изданию. — Снятые с чужого счета деньги пошли на запуск бизнеса и покрытие определенных расходов на жизнь”.

Вдове деньги она по-прежнему выплачивает, как она сама говорит, по возможности. ”Надеюсь, что за пару лет смогу ликвидировать свое обязательство”, — говорит Катрин.

Как бы то ни было, внутрисемейные распри продолжаются. Решение по уголовному делу Аргоса Крахта суд вынесет 3 апреля.