”Больше года "желтого ада" за спиной, и теперь я могу смело говорить, почему AS Olerex я называю именно так”, — начал свой рассказ бывший кассир Olerex. Молодой человек пожелал остаться анонимным, поэтому мы назовем его Степаном.

”Чистая забота”

”То, что я рассказываю, не касается моих коллег: они все без исключения — очень хорошие люди, по которым я буду скучать. К сожалению, этого я не могу сказать о конторских работниках и начальстве, не считая заведующих заправок. Потому что, занимая должность, в которой присутствуют слова "juht" или "spetsialist", люди почему-то считают, что остальные сотрудники — не их уровень”.

”Как можно в таком случае использовать для этой фирмы девиз "Чистая забота"?”, — задается Степан вопросом риторического характера и добавляет, что заботы там не было, по крайней мере, ему и его коллегам ее не досталось.

По словам молодого человека, обязательные штаны и обувь черного цвета они покупали за свои деньги, которые потом им никто не вернул.

”Когда я пришел на Olerex, то отношение к работникам было еще сносным. — вспоминает Степан начало своей работы на заправке. — Но после того, как Оlerex получил титул лидера на топливном рынке Эстонии, все кардинально изменилось”. А именно, по словам нашего собеседника, переход Lukoil в Olerex был тем самым переломными моментом. Уволили очень много хороших работников. Каждую неделю руководство выбирало по одной заправке и всю неделю устраивало там зачистки. Увольняли, по его словам, почти всех: и заведующих, и персонал.

”Это происходило фактически без причины; точнее, с причиной, но она была высосана из пальца. Кому-то ”везло” больше: им предлагали уйти по-собственному”, — поведал бывший кассир.

Оценки, как в школе

Степан также рассказал журналисту Delfi и об особенностях оплаты труда на заправке. По его словам, она состоит из основной зарплаты и бонусов. Однако для их получения начальство разработало систему оценивания наподобие школьной.

”Именно с января 2016 года, после того, как все Lukoil были переделаны в „желтые кебабни”, началось занижение зарплат”, — не стесняется в выражениях Степан. По его словам, официальная зарплата, которая всегда была 455 евро брутто, не менялась. Менялись системы выплаты бонусов. Надбавки постоянно занижали и убирали, в следствие чего работники получали максимум 500-600 евро нетто.

”В конце концов они заигрались, и в мае 2016 года на каждой заправке лежало примерно по 3-5 увольнительных”, — вспоминает молодой человек события почти годовой давности. ”Все старые хорошие работники разбежались. Остались только "патриоты" и те, кому некуда идти. После этого начальство решило добавить 50 евро к зарплате. Но при помощи системы оценивания (за каждую смену получаешь оценку, как в школе: от 1 до 5) занижали зарплату. Если получишь 4 — то уже минус 10% от зарплаты. А если 3 — то минус 30%”.

Степан также поведал, что больше половины работников получали тройки, остальные — четверки. Пятерок, не получал никто, потому что тогда пришлось бы платить полную зарплату.

Улыбаемся и пашем

”Насчет атмосферы в конторе не могу сказать очень много, но знаю одно: все без исключения ненавидели Пирет Миллер (исполнительный директор Olerex — прим. ред.)”, — вспоминает Степан, и добавляет, что ее главный девиз — "В Таллинне полно рабочих мест. Не нравится? Уходите!".

”За 600 евро работник должен делать все!”. А именно: убирать туалеты, улицу, мыть кофе-машину, расфасовывать картошку и наггетсы, менять фритюр, заполнять холодильники и полки, принимать товар, печь булочки, мыть колонки, делать инвентуру. А ночью — убрать всю заправку: полы, ковры, туалеты, улицу, мыть все грили и печки, измерять температуру еды, списывать старый товар и выставлять новый.

”Плюс ко всему — обслуживать клиентов и делать это с улыбкой! И если не улыбнешься или не поздороваешься, когда клиент зашел на заправку, и он напишет из-за этого жалобу, то с тебя снимут деньги, и вместо 600 евро получишь 500”, — отметил еще одну из сложностей наш собеседник.

Начальство же, по его словам, не понимает, что люди просто не успевают делать огромный объем работы и при этом улыбаться. ”Все бы ничего, но если бы Оlerex не превратил свои заправки в столовую, то было бы легче. Потому что объем продаж еды — огромный! По 20 кг мяса в день. А в тортиллу идет лишь 60 гр. Вот и считайте!”

Помимо вышеописанных обязанностей, по словам Степана, надо также и вовремя принять поддон товара, обслужить всех других, кто не пришел за кебабом, помочь заправиться тем, кто не умеет, оформить договор на прицеп и страховку. И все это нужно делать с улыбкой. Можно и без улыбки, но денег не получишь.

Обед как роскошь

Кроме вышеописанного, молодой человек недоволен и тем, что у него и у других сотрудников зачастую не было времени пообедать. Он также утверждает, что соответствующий пункт имелся в его трудовом договоре.

”Обед для работников Olerex — это роскошь, зачастую спокойно не поешь. Или вообще не поешь. Кстати, этот пункт также прописан в договоре: если времени на обед нет, то и не идешь”. А времени, добавляет Степан, в основном не было: работники перегружены работой, атмосфера на заправке напряженная, и находиться там не хочется.

”Когда человек так работает, он злится. Клиенты пишут жалобы, начальство недовольно, и только и делает, что орет. От этого еще больше отвращения к этому месту и работодателю”, — резюмировал экс-кассир.

Интересная и разнообразная работа

Днем 13 марта Delfi по электронной почте обратился к Olerex за комментарием. В среду в рабочей почте журналиста ответа обнаружено не было. Мы опубликуем комментарий фирмы как только он поступит в редакцию.

Стоит отметить, что в объявлениях о работе Olerex как работодатель в графе ”Предприятие предлагает” обещает потенциальному сотруднику:

”Тебя ждет интересная и разнообразная работа в быстро развивающемся предприятии, команда, ориентированная на результаты, карьерные возможности в рамках предприятия, гибкий график работы, рабочая одежда от Sangar, конкурентоспособная основная зарплата и плата за результат без верхней границы”.