Все началось в мае 2016 года со статьи Галины Мурсалиевой ”Группы смерти (18+)”, опубликованной в российской ”Новой газете”, которой на данный момент даже посвящена собственная страница в Википедии.

Журналист утверждает, что в социальной сети ”ВКонтакте” есть множество так называемых ”групп смерти”, которые подталкивают детей к суициду. В той же статье она описывает историю покончившей с собой 12-летней девочки, приходя к выводу, что до самоубийства ее довели именно группы, в которых она состояла.

Насколько объективна статья?

”Мы насчитали 130 (!) суицидов детей, случившихся в России с ноября 2015-го по апрель 2016 года, — почти все они были членами одних и тех же групп в интернете. Новые смерти анонсированы там же”, — пишет Мурсалиева, но позже добавляет, что ”мы, конечно, не могли внимательно изучить все 130 случаев”.

Не стоит забывать, что статистика самоубийств среди несовершеннолетних в России всегда была на высоком уровне. Как пишет ”Лента.ру” со ссылкой на официальную статистику, в 2013 году Следственный комитет РФ зарегистрировал 461 самоубийство среди несовершеннолетних: ”На каждые 100 тысяч детей 10-14 лет приходится 2,5 суицида, среди подростков 15-19 лет — 16,3. Среднемировой показатель почти в три раза меньше”.

Издание ”Сноб” отмечает, что журналист не в первый раз пишет о детских суицидах с упором на опасность интернета. Например, в 2007 году она написала о существовании посвященных самоубийствам сайтов, которые она назвала ”виртуальной культурой суицида”, а в 2009 связывала увлечение детей интернетом с детскими суицидами.

Портал ”Медуза” также сомневается в объективности журналистки: ”Если журналистка с самого начала предполагала взаимосвязь интернета и суицидов, она могла ошибочно отбирать факты и интерпретировать их. Произойти это могло даже без злого умысла; склонность человека искать и отбирать информацию, которая подтверждает его точку зрения, известна в когнитивной науке — это явление называется ”confirmation bias” или ”склонность к подтверждению своей точки зрения”.

Вопрос на засыпку: задумываются ли подростки о суициде, вступив в тематические группы, или же вступают в тематические группы, задумавшись о суициде? В самой же статье указано, что девочка комплексовала из-за внешности, имела проблемы в школе, а о подавленном состоянии якобы знал весь класс и даже учителя. Есть отсылка и к травле со стороны старшеклассников.

А вот семья погибшей почему-то об этом не знала, и как возможные причины суицида девочки не рассматривает, перекладывая вину на таинственные ”группы смерти”. Как саркастично описал статью один из пользователей Twitter, это ”большой текст о том, что нужно запретить весь интернет, потому что родители не в состоянии следить за своими детьми”.

Откуда взялись первые ”группы смерти”

С пропагандирующими суицид пабликами ”ВКонтакте” в первую очередь связывают такие фразы как ”море китов”, ”тихий дом”, ”разбуди меня в 4:20” и таинственный символ f57. В конце 2015 года интернет-мемом стала 16-летняя Рина Паленкова, которая перед тем, как лечь на рельсы, написала на своей странице фразу ”Ня.Пока”. Возможная причина — проблемы в семье и расставание с молодым человеком.

Группа f57 размещала собранный с просторов интернета шок-контент с ”мясом и расчлененкой”. После гибели Рины в группе решили повысить свою популярность и запустили в сети слух о том, что она — первая жертва одноименной мистической секты, что и подхватила Мурсалиева в своей статье. Позже выяснилось, что девушка никогда не состояла именно в этой группе, хотя активно интересовалась жестокими видео, например, смотрела записи казней ИГИЛ.

Тогда в игру вступает Филипп Лис, позже задержанный в связи с возбужденным уголовным делом о призыве к самоубийству в интернете. В беседе с журналистом ”Ленты” администратор группы смерти признался, что смерть Рины использовалась для раскрутки сначала оригинального сообщества f57, заблокированной из-за обилия шокирующих видеороликов, а затем уже и его собственной группы.

Жаждущий славы и внимания Лис завлекал пользователей таинственными записями и депрессивными картинками, раздавал им номера (Рине якобы был присвоен номер 1). Он же взломал аккаунт ”Море китов”, создатель которого утверждает, что изначально он общался с подростками и отговоривал их от суицидальных мыслей. Но Лис направил концепцию ”Моря китов” в противоположное русло.

На волне популярности и ажиотажа возникают последователи и клоны f57, среди которых ”синий кит”, ”тихий дом” и прочие вариации. Большинство из них использовали свою большую аудиторию в первую очередь для заработка на рекламе, как это делал упомянутый в статье ”Новой газеты” Мирон Сетх. Администраторы этих сообществ намекают, что в отличии от них Лис призывал подписчиков к самоубийствам, что подтверждается скриншотами переписки и записей в его сообществах.

”Сноб” отмечает, что группа ”Разбуди меня в 4:20”, которую упоминала ”Новая газета”, использует в своем названии популярные в интернете цифры, которые являются терминами, используемыми в интернет-пространстве для обозначения время курения марихуаны и всего связанного с ней, а не суицида.

”Сноб” также опровергает данные о флешмобе ”Массовое самоубийство”, который должен был состояться 8 декабря 2015 года: ”Выяснилось, что все сообщения о суицидах в группах были обманом. Администраторы искали в интернете сообщения о совершенных самоубийствах, находили во ”ВКонтакте” страницы умерших и выдавали их за участников сообщества”.

”Беги или умри” и распространение в другие страны

В начале 2017 года шумиха вокруг статьи ”Новой газеты” и ”групп смерти” набирает еще большие обороты. Тревожные сообщения об ”играх смерти” доходят Эстонии и Латвии.

На прошлой неделе в эфире Vikerraadio школьница из Таллинна рассказала, что она и ее подруга якобы играли в эту игру, но вовремя остановились, когда им пришло задание совершить самоубийство.

Еще до этого портал Sputnik Эстония написал о том, что игра дошла до Ида-Вирумаа, а игроков можно вычислить ”по вырезанным лезвием фигурам китов на руках”. В этой же статье автор упоминает связанную с ”группами смерти” игру ”беги или умри”, ссылаясь на комментарии пользователей Facebook о том, что дети специально выбегают на дорогу прямо перед движущимися машинами.

Издание ”Взгляд” пишет, что в 2017 году на телефоны российских граждан начала приходить СМС-рассылка с предупреждением о существовании некой подростковой игры ”беги или умри”: ”ВКонтакте” действительно есть группы с соответствующим названием, однако ряд из них содержат философские высказывания, одна создана поклонниками компьютерных стрелялок, а одна закрытая со 110 участниками, причем больше половины из них — взрослые, 20–30-летние на вид люди”.

По мнению ”Взгляда” данная рассылка сродни психологическому терроризму, цель которого — посеять панику. Детский и подростковый психолог в статье отмечает, что рассылка направлена как раз на взрослых людей: если такое увидят дети, то они могут просто посмеяться, а вот взрослые серьезно занервничают.

Нужно ли спасать детей от интернета?

В сложившейся ситуации сложно сказать, принесло ли активное освещение данной темы в СМИ больше пользы или вреда, так как ”группами смерти” начало интересоваться все большее число пользователей. Можно смело утверждать, что на новой волне популярности появились и новые паблики, создатели которых либо хотят внимания и власти, как Филипп Лис, либо просто — зарабатывают на рекламе.

Теперь, когда наша голова забита всей этой информацией, любой выбегающий на дорогу ребенок ассоциируется с ”беги и умру”, а не с детской неосторожностью и глупостью. Нужно помнить, что подростки, к сожалению, резали руки еще и десять, и двадцать лет назад, и отнюдь не от того, что это чрезмерно популярно и их кто-то заставил.

”Обращаясь к родителям, ”Новая” заявляет, что им нужно контролировать своих детей, нарушать их частное пространство, читать их переписку, поскольку ”ребенок каждый день получает свою дозу интоксикации от этих интернетовских свалок”. В реальности общих советов по воспитанию детей, адресованных каждому родителю, быть не может (не говоря уже о том, что есть основания не считать интернет источником всех бед человечества)”, — пишет Медуза.

”Всем невротикам хочу сказать: невозможно довести человека до суицида через сеть, не имея хотя бы психологического образования. Все, что делал я, — выдавал ”номера”, уже психбольные журналисты сделали из них ”номера смерти”. За номерами ко мне обращались сами подростки. Некоторых — стебал, некоторых — спрашивал, что случилось, некоторых — игнорил, все под настроение. Причину суицидов ищите в семье и ближайшем окружении детей. Мамашам легче все спихнуть на левого типа из сети, чем признать свою вину в том, что они не уделили ребенку должного внимания”, — написал Филипп Лис незадолго до своего ареста, передает "Медуза".

Пресс-секретарь Департамента полиции и погранохраны Оля Кивистик сообщила Delfi, что на данный момент в полицию не поступало информации о том, чтобы в Эстонии кто-либо пострадал в связи с ”группами смерти” и суицидальными играми. Однако департамент получил множество сообщений о различных пабликах, в основном ”ВКонтакте”, которые уже проверяются.

Веб-констебль Андеро Сепп отмечает, что травля в интернете влияет на подростков и детей так же негативно, как и травля в реальной жизни, но в отношении каждого подростка невозможно утверждать, что его поведение вызвано травлей.

”Желание получить в интернете признание или как можно больше лайков привело к тому, что молодежь делает опасные трюки, записывает их и публикует в интернете. Так, например, некоторые дети выбегают на дорогу перед машинами или увлекаются руфингом”, — приводит примеры Сепп.

Проблемы могут предотвратить, прежде всего, родители и учителя. Нужно обращать внимание на изменения в поведении подростков, слушать и проявлять интерес к тому, что он говорит и чем занимается. В случае, если ребенок упоминает опасные игры, нужно рассказать ему об их опасности и последствиях: ни одна игра или социальное признание не стоят того, чтобы ставить свое здоровье и жизнь под угрозу.

В заключении: если ваш ребенок опубликовал на своей странице картинку с подписью ”Никто не заметит, если я уйду”, то не нужно закатывать истерику, отбирать у него гаджеты и проклинать злосчастные ”группы смерти” в зомбировании чада. Просто поговорите с ним и узнайте, почему он так считает, что случилось, и как ему помочь.