Поллдень. На пятом этаже начинается воскресная школа.

Это не обычная воскресная школа (я имею в виду детей, учащих при помощи картинок Отче наш и Священное Писание). Участники — взрослые люди из Нигерии, приход анализирует именно Писание. За всем этим стоит докторант из Таллинна Стивен Ойениран (Stephen Oyeniran). Он — скорее, лектор, нежели церковник.

И само помещение — это, скорее, контора, нежели место, где молятся: в углу — синтезаторы, набор барабанов, посреди него — стеклянная трибуна, на которой написано: „The Redeemed Christian. Church of God. Grace Chapel Tallinn”. (Искупленная христианская церковь Божья. Таллиннский приход — прим. ред.). Такие чувство, что ты не в Таллинне.

В приходе — в основном нигерийские студенты, у большинства на коленях — Библия (бумажная или в iPad), у некоторых — тетрадь для конспекта.

На Рявала, 8 действует аж восемь приходов.

На дом хоть крест крепи

”Все началось в 2009 году”, — рассказывает Аго Карбе, арендодатель коммерческих площадей Rävala Kaheksa OÜ. ”Порой мы в шутку думаем, мол, на дом можно крест крепить. Приходов у нас в доме за все время было минимум 20”, — поведал он. Кстати, Рявала, 8 — дом, из-за сделок в котором был признан виновным во взяточничестве бывший министр окружающей среды Виллу Рейльян.

Помещения использовались приходом Пророка Иоиля, тут действовало объединение ”Поколение Бога”.

Приходы образуются и исчезают. Лишь немногие существую продолжительное время. Рявала, 8 стал т.н. приютом для бездомных приходов. Самый популярный день — воскресение: тогда по этому адресу проходит много любопытных мероприятий.

Кусочек Нигерии в Эстонии

Воскресное утро я провела за глажкой длинной черной юбки: у меня есть некоторое смутное представление, что в церкви надо быть одетой поскромнее обычного. На месте же выяснилось, что я вообще неверно поняла дресскод. Если я хотела бы стать прихожанкой Искупленной христианской церкви Божьей, то мне следовало бы надеть что-то яркое или на нигерийский манер. У тамошних прихожан — как у мужчин, так и у женщин — длинное цветастое убранство. Хотя влиться так и так не удалось бы: в маленьком зале мы с фотографом — единственные белые люди.

Службы в приходе проходят по воскресеньям, а первое воскресенье месяца — особенно важный день: тогда празднования длиннее и масштабнее — чтобы месяц начался хорошо.

В 12:30 начинается служба. Настоятель выходит и встает перед приходом. Он при бабочке, на пиджак прикреплен белый бутон, а голос его напоминает нигерийского Иво Линна: сочный, он разливается по комнате и, вероятно, еще на пару этажей.

Служба, скорее, как концерт. Мне нравится непосредственность прихожан. Религия для нигерийцев есть часть их идентичности — сама собой разумеющаяся сфера жизни. „We bow down and worship Yahweh,” — поют они с акцентом. (”Мы преклоняемся и восхваляем Яхве” — прим. ред.) Все это — невероятный контраст с торжественной литургией. Но есть в службе и более тихая, более праведная часть. Пастор просит прихожан преклонить колени. Смотрю, как передо мной это действие выполняет молодой нигериец в ярких носках — Таави Рыйвас обзавидовался бы.

Теперь — время причастия. И снова танцы. Прихожане пляшут самозабвенно и от души.

Нигерийский приход действует шесть лет, в нем — 80-100 членов. Пастор — Чиди Эхере (Chidi Echere) живет в Эстонии 13 лет, его жена — эстонка. Шесть лет назад они начинали вдвоем-втроем, со временем прихожан стало больше. Поэтому из мелкой комнатушки переехали в более просторное помещение. Но вообще — церкви нужно собственное здание. И в этом году этот вопрос собираются решить.

Эхере поведал, что они ждут к себе и эстоноземельцев. По его словам, к ним ходят, например, и камерунцы, и прочие. ”Я тут не для того, чтобы жить на пособия. Мы платим налоги и хотим быть полезными обществу”, — заявил он.

Два часа ”сплошного рок-н-ролла” — настало время закругляться. ”Н-да. Я думал, что верующие — тихие и спокойные. И не ожидал, что будет громкая музыка вместо этого. Это необычно”, — прокомментировал Аго Карбе.