”На встречах по всей Эстонии у меня часто спрашивают: почему для получения одного пенсионного года я должен проработать помощником учителя или продавцом в магазине три года? С точки зрения первой ступени один проработанный год должен равняться одному пенсионному”, — сказал Ратас.

На данный момент размер пенсии I ступени также зависит от зарплаты. Правительство хочет внести в систему изменения, согласно которым, в будущем размер I ступени будет зависеть от количества проработанных лет. Ратас подчеркнул, что пенсионную систему следует рассматривать целостно, а I и II ступени будут по-прежнему обеспечивать более высокую пенсию для людей с более высокой зарплатой. Кроме того, ко II ступени смогут присоединиться и люди, родившиеся в 1970-1982 гг.

Премьер рассказал, что, согласно нынешней системе, пенсия получающего минимальную заработную плату человека в 2050 году составит 740, согласно новой — 1055 евро. По нынешней системе пенсия получающего среднюю зарплату человека в 2050 году составит 1038 евро, по новой — 1227 евро. Человек с окладом, в два раза превышающим средний, получал бы в 2050 по нынешней системе 1535 евро пенсии, по новой — 1515.

Ратас подчеркнул, что данная тема обсуждалась уже два года, законопроект будет готов лишь к марту следующего года, а окончательный переход на новую систему состоится только в 2037 году. По его словам, реформа проводится таким образом, чтобы она была по силам государству и принимала во внимание удорожание жизни.

"Премьер даже не удосужился прочитать закон"

Мелкий предприниматель, владелец Leisi Lapikoda Майре Форсель возмущена выступлением премьера и спрашивает в Ärileht, почему тот даже не удосужился прочитать закон и обманывает народ:

”В пятницу я услышала по Vikerraadio, как Юри Ратас ответил на вопрос журналиста об изменениях в пенсионной системе следующее: ”У меня часто спрашивают, почему человек должен проработать помощником воспитателя или продавцом в магазине три года, чтобы получить один пенсионный год”. Распространявшийся на протяжении многих лет миф теперь транслируется и с Тоомпеа, и ни одни журналист не удосужился выяснить, что на самом деле подразумевается по этими ”годами”. Ведь это так здорово, когда народ опять сможет разозлиться на что-то и превознести Центристскую партию до небес за торжество справедливости.

Ни для кого более не секрет, что поверхностность стала нормой, но то, что наш премьер-министр не соизволил даже прочитать действующий закон о пенсионном страховании и ”с кафедры” выдает за ”святую правду” базарные разговоры, выходит за всякие рамки. Ведь если бы он перед своими выступлениям ознакомился с упомянутым законом, то как изучавший юриспруденцию человек, скорее всего, понял бы, что просто в прямом смысле ”нагоняет туману”. Давайте поможем премьеру.

Из чего на сегодняшний день состоит пенсия по старости?

Она состоит из трех частей:

1) Базовая часть, которая является одинаковой для всех: как для помощника воспитателя, так и для министра. На данный момент она составляет 153,3035 евро.

2) Стажеваая часть, размер которой равняется произведению количества стажа, дающего права на пенсию, и т.н. ценности года. На данной момент денежное значение одного стажевого года (ценность года) при расчете пенсии за месяц составляет 5,514 евро.

3) Страховая часть, размер которой равняется произведению суммы страховых паев и ценности года.

Ценность года является 1,000 денежным эквивалентом одного года пенсионного-правового стажа и страхового пая. Кроме того, принимаются во внимание и рост индекса потребительских цен и тому подобное, но в такие подробности на данный момент пускаться нет смысла.

Таким образом, с базовой частью все ясно: зарабатывающий минимальную зарплату работник не получит меньше работника с более высокой зарплатой.

Стажевая часть также не должна вызывать ни у кого вопросов: если ты официально работал, то накопил и пенсионно-правовой стаж, то есть количество проработанных лет.

"Господин Ратас, зачем вы врете?"

Третья часть, то есть страховая, является персональной, и именно она является тем самым яблоком раздора. Размер страхового пая зависит от того, сколько социального налога начиная с 1 января 1999 года было выплачено с зарплаты человека. Таким образом, если работник получает сейчас минимальную зарплату, которая составляет 430 евро, то государству поступает социального налога на сумму 141, 90 евро. С получающего в три раза больше работника (1290 евро) в казну поступает 425,70 евро социального налога, что ровно в три раза больше социального налога с минимальной зарплаты. В качестве основы при вычислении страхового пая берется сумма годовых коэффициентов пенсионного страхования, а годовой коэффициент связан со средней зарплатой. Годовой коэффициент отражает соотношение уплаченного с зарплаты человека социального налога за календарный год и социального налога, уплаченного со средней по стране зарплаты.

Именно здесь и кроется это яблоко раздора: страховая часть зависит от уплаченного социального налога, и, если социальный налог уплачивается со средней зарплаты, то годовой коэффициент равняется 1. Нигде в нашем законе о пенсионном страховании не сказано, что кому-то начисляется меньшее количество пенсионных лет.

Речь идет о математической формуле. С таким же успехом законодатели могли бы решить, что годовой коэффициент будет действовать при минималке, и далее умножать ее согласно тому, на сколько более высокую зарплату по сравнению с минимальной получает человек. Если к разработке этого закона были бы привлечены и психологи, то, может, кто-то и сообразил бы, что приравнивание средней зарплаты к коэффициенту 1 может вызвать много неправильную трактовку, но, вероятно, тогда этого никто предположить не смог. Вопрос заключается только в формуле, формулировка закона и ее трактовании, но суть метода расчета от этого не меняется: величина страхового пая при расчете пенсии человека зависит от удержанного с его зарплаты социального налога, а не от каких-то мифических пенсионных лет.

Так что, господин премьер-министр, почему Вы нас обманываете?

Я далека от того, чтобы говорить о том, что размеры наших нынешних пенсий достойны. Нет, они не достойны. Также я не считаю, что действующая ныне минимальная зарплата является достойной оплатой за работу на полную ставку: вне зависимости от должности она, всенепременно, должна быть выше. Но при этом я хочу отметить один важный аспект, который мало кто берет во внимание. В ведь многие люди добровольно решили, что им подходит страховой пай с минимальной зарплаты. Это предприятия, как FIE, так и предприниматели–OÜ, которые сами платят себе зарплату. Существует очень много FIE, которые платят лишь минимально необходимый для получения медицинского страхования социальный налог. Если речь идет о предприятии, на котором много наличных, то какая-то из часть оседает, без уплаты налогов, в карманах предпринимателя. В качестве оборота указываются минимально необходимые суммы. Это давно уже не секрет и не может им быть, так как явление давно стало повальным. Также есть и OÜ, владельцы которых платят себе минимальную зарплату, а остальное выводят в качестве дивидендов, которые, как известно, пенсию не накапливают. Все эти предприниматели составляют существенную часть получающих минималку работников, за которых так переживает нынешнее правительство и для которых меняет закон о пенсионном страховании”.

"Премьер не соврал, а доходчиво объяснил"

По словам Генерального секретаря Центристской партии и бывшего министра социальных дел Яака Ааба, премьер-министр не соврал, а доходчиво объяснил, какая система действует сейчас и как понимают ее люди.

”Это факт, что низкооплачиваемый работник должен проработать три года, чтобы получить тот же коэффициент, который получит работник со средней зарплатой”, — подчеркнул Ааб, добавив, что, говоря о сути проблемы, можно, конечно, использовать разные слова (одни могут быть более, другие — менее точными), но принцип не меняется.

”В конечном итоге проблема кроется в низких зарплатах людей, но это проблема не только этих людей. Это наша общая проблем”, — сказал он.

По словам Ааба, Центристская партия хочет именно того, чтобы любой человек с любой зарплатой знал, что в будущем государство не в будет в случае первой пенсионной ступени делать разницы между людьми. ”Это важно для строительства более сплоченного и солидарного государства”, — сказал он и отметил, что вторая ступень по-прежнему будет зависеть от уплаченного с зарплаты социального налога, а третья — от добровольных накоплений.