- Уже полгода в СМИ открыто критикуют организацию здравоохранения для детей, обсуждают перспективы эстонской педиатрии. Проблема уже давно хорошо известна детским врачам и родителям. В чем ее соль?

- Сразу оговорюсь, что речь идет об организации оказания медицинских услуг детям в условиях первичного звена врачебной помощи. То, что уже и власти не могут замолчать проблему с детским здоровьем, говорит обсуждение в парламенте, который должен считаться с недавно опубликованным аудитом Госконтроля. Указано на то, что необходимы срочные меры для улучшения ситуации, поскольку детские болезни обнаруживаются не своевременно, дети попадают на лечение с опозданием, а оно, в свою очередь, часто не последовательно. Отмечено, что недостаточное излечение сказывается в будущем, ухудшая качество жизни, снижая трудоспособность взрослого населения, что наносит многогранный вред и государству.

- Пусть так, но разве и родители не в ответе за нездоровье своих чад?

- Конечно, и они в ответе! Но кто должен им помогать в этом? Прежде всего, первый уровень оказания медицинских услуг, иначе говоря, наша система семейных врачей. Аудит Госконтроля считает, что положение с детьми в возрасте до двух лет обстоит намного лучше, так как их все же чаще привозят к своим врачам. Вопрос: дает ли это достаточный результат? Утверждаю — нет! Например, в 2015 году только грудным молоком вскармливали всего 29,9% малышей в возрасте до 6 месяцев. В Норвегии и Швеции этот показатель превышает 80%. Частое посещение семейного врача, а они у нас выполняют и функции педиатров, в данном случае не спасает. Одна из причин — в центрах семейных врачей не каждый день принимают сертифицированные специалисты, способные помочь мамам, у которых возникают проблемы вскармливания новорожденного. Неприемлемо, когда такой специалист работает при семейном враче ежедневно, но в случае их болезни или отпуска дети остаются без их внимания.

- Но есть и другие причины…

- Увы. Курьезно, что у нас о рождении нового гражданина страны семейный врач узнает не по факту, а через несколько недель. Часто и так, что роженица сообщает семейному врачу о рождении ребенка, но встреча с врачом происходит не сразу. Вполне нормальным еще недавно был ответа врача: хотим вас видеть через несколько недель. К счастью, сейчас такую ”практику” ломают по инициативе Министерства социальных дел. Возможно, улучшится статистика грудного вскармливания.

- А к чему пришел в своих выводах Госконтроль?

- Его главный вывод — надо больше задач возлагать на семейных врачей. Предлагается слить в единую сеть оказание услуг семейным врачом, в школе, врачами-специалистами, услуг по обучению и защиту детей. И обязать семейного врача следить за тем, оказывают ли ребенку все необходимые медицинские услуги, а при необходимости извещать об этом родителей, давать им советы. Анализировать частоту посещений врача маленькими пациентами, чтобы они были в пределах разумного и не перегружать систему оказания врачебной помощи населению. А также — улучшить осведомленность родителей, внедрять информирование по мобильным телефонам и системе e-услуг (Интернет), наконец, изменение порядка финансирования школьной медицины с целью ликвидировать дефицит медсестер в учебных заведениях.

- Разве эти предложения не предполагают еще большее увеличение трудоемкости семейного врача, делает перегрузку непомерной?

- Смело утверждаю это! Семейный врач уже перегружен донельзя — на него возложена функция обеспечения на первичном уровне здоровья всех своих подопечных. Даже наблюдение за пациентами сразу после их выписки из больницы, где ему делали операцию, возложено на семейного врача. Это объясняется недостаточным числом коек в больницах по уходу.

- Вы как-то говорили, что наша система первичного уровня врачебной помощи напоминает ”бездонное ведро”…

-Так и есть. Семейный врач участвует и в решении многих социальных нужд своих пациентов и их родственников. Кто-нибудь изучал эффективность лечения семейного врача и его помощника — медсестры? Как они справляются с непосильной ношей, возложенной на них нашим здравоохранением? Приходилось слышать от действующих политиков о таком выходе — возвращении к прежней (советской) поликлинической системе оказания первичной врачебной помощи.

- То есть снова проблемы и трудности — ломать не строить?!

- Именно! Прежде всего, это вынудило бы не только переобучать всех семейных врачей и медсестер, но и воспитать новое поколение детских докторов. То есть снова ”хождения по мукам”! Но даже если это удалось бы, то огромное их число так и так уедет в Скандинавию. Там зарплата немыслимо выше, да и жизнь веселее. Старое назад не вернешь. Что касается прежней системы, то и сегодня изумляюсь тому, как это в 90-е годы ее удалось сломать. И я тогда много протестовал. В те времена был членом правления Общества педиатров Эстонии и помню, как политические и мировоззренческие штормы уносили нас в западном направлении. Даже медики с академическим образованием поддались искушению, веря, что на Западе по определению все лучше. Они оказались в большинстве и проголосовали за демонтаж относительно хорошо функционировавшей ”старой” педиатрии. Ничто не помогло — наши оппоненты были ослеплены Западом, спасаясь бегством от всего советского. Они стали ”европейскими кривошеями”, хотя мои немецкие коллеги просили не ломать прежнюю педиатрию как систему.

- Но и сегодня находятся даже с академическим образованием педиатры, которые не видят необходимости в детских врачах на уровне первичной врачебной помощи.

- Но они исходят только из своих представлений, пренебрегая проблемами больных детей, их родителей. Можно еще понять ”реформаторов от медицины”, которые во всем исходят только из финансов, а потому в начале этого года предложившие невообразимое — оказание педиатрической помощи только в четырех городах страны!

- И все же, разве эти предложения не сделаны из-за реально растущего дефицита бюджета Больничной кассы Эстонии? И потом, у нас часто и справедливо говорят, что по эффективности затрат наш первичный уровень оказания врачебной помощи самый низкий в Евросоюзе!

- И говорят об этом с гордостью. Но такая эффективность объясняется невообразимо низкими зарплатами по сравнению с другими странами Евросоюза. Вот молодые врачи и бегут на Запад, что из года в год увеличивает средний возраст наших детских врачей.

- Вы забываете о разработанной вами же много лет назад и получившей мировое признание и распространение неонатальной медицины (оказание помощи недоношенным детям, а также больным новорожденным).

- Конечно, медицинская наука не стоит на месте. Благодаря высокому профессионализму наших педиатров и других специалистов в больницах Эстонии добились резкого снижения смертности грудных детей, а также роста выживаемости недоношенных. В Евросоюзе эти показатели много хуже, чем в Эстонии (в США — в 3 раза). Но это не должно заслонять проблемы первичного звена при лечении всех без исключения детей, необходимости и здесь высокого уровня специалистов детского здравоохранения.

- Укоренилось представление, что это вполне по силам семейным врачам, мол, на то они и семейные, что ближе всех лекарей к семье.

- Многие из них заслуживают похвалы, но в данном случае существует неписаный закон: лечение многих детских заболеваний нельзя проводить без специалистов, то есть педиатров. К примеру, не доверяют лечение зубов семейным врачам из-за специфики стоматологии. Это относится и к педиатрии. И еще! Мы уже сталкиваемся с ситуацией, когда возникают очереди не только к специалистам, но и к семейным врачам!

- Вы упрекаете политику и политиков?

- У меня впечатление, что авторы последних реформ не имеют представления о том, как лечить, воспитывать и растить в нашем государстве особенно тяжелых больных детей. А может, это и черствость, оторванность от насущных забот народа. Никого не должно утешать, что вся наша социальная система потихоньку улучшается. Это мало коснулось тех семей, где растят больного ребенка, а то и двух. И это при том, что часто из таких семей уходят отцы, и вся тяжесть с утроенной нагрузкой ложится на мать. А если такие семьи живут еще и за пределами четырех городов, где обещают сохранить педиатрию? Где им достать транспорт, как оплатить его? А время? Это кого-то из реформаторов волнует? К счастью, Министерство социальных дел приостановило хотя бы разрушение системы педиатрической помощи врачами-специалистами.

- Снова только и слышишь о нехватке средств, финансов…

- Меня, как детского врача, раздражает военная истерия, подогреваемая нашими политиками. Они считают, что танки и прочее ”железо” — единственная наша безопасность, о которой необходимо печься. Они забывают, что здоровье нации, следующих поколений — тоже наша безопасность! Иначе не забыли бы выделить дополнительные деньги на решение проблем здоровья наших детей, не устыдились бы, что по многим параметрам здравоохранения Эстония плетется в Евросоюзе, что говорится, в хвосте.