Падар достает кучу черно-белых фотографий, среди них — обрамленное белой рамкой фото, на которой на фоне Таллиннской ратуши при полном милицейском параде изображен Падар с сослуживцем, пишет Eesti Päevaleht. Под снимком чья-то прилежная рука на русском языке вывела: ”Отличная служба — лучший подарок съезду партии”.

Erakogu

Падар проходил службу в 1984-1986 гг в милицейском батальоне, располагавшемся в Таллинне на улице Тислери (нынешняя Магазина), прямо возле тюрьмы. В военной части он занимал должность плотника, но также патрулировал улицы столицы.

Повезло с командиром

В начале месяца в Музее прибрежного народа в Виймси состоялась встреча сослуживцев того самого батальона. По словам Падара, встречи происходят довольно часто, раз в пару лет. Поводом для нынешней, собравшей около 30 человек, стал недавний визит Падара и некоторых его сослуживцев в Дагестан для встречи с легендарным командиром того батальона подполковником Абдулмукмином Абдулкапаровым.

Kui Ivari Padar Dagestanis vanal komandöril Abdulmukmin Abdulkaparovil (pildil paremal) külas käis ja sealmail ringi sõitis, jäi teele ka tuttava nimega küla. Loomulikult tuli mälestuseks pilt teha.
Erakogu

”Абдулмукмин Идрисович был честным советским офицером. У нас в военной части дедовщины не было, у нас был порядок, поэтому мы его уважаем и до сих пор общаемся”, — говорит Падар.

В ходе разговора выясняется, что Абдулкапаров был одним из тех командиров, которые в августе 1991 года не были готовы послать своих людей на улицы Таллинна против жаждущего свободы народа.

”Понятно, что, будучи честным советским офицером, он не являлся сторонником независимости Эстонии (и уж тем более сторонником развала СССР), но он не поддавался на науськивания здешнего начальства и не вывел бы своих подчиненных на улицы против народа. Кстати, Андрес Анвельт мне тоже рассказывал, что они в т.н. гражданской милиции в то время знали, что военные милицейские батальоны активизированы не будут”, — отмечает Падар.

Страх быть отправленными подавлять собственный народ

Как и многие подобные батальоны в крупнейших городах СССР, назначением Таллиннского милицейского батальона (который официально назывался специальной моторизованной военной частью) было подавление недовольства народа. ”И нас тренировали, как они официально это называли, для защиты правопорядка и обуздания массовых беспорядков, — вспоминает Падар. — Это означало, что служившие там молодые ребята могли, с одной стороны, быть счастливы, что могут два года служить дома, а не в какой-нибудь дыре или Афганистане”. С другой стороны их постоянно преследовала мысль, что в случае каких-нибудь более серьезных беспорядков их могут отправить на улицы против своего народа. ”Эта мысль постоянно витала в голове, — признается Падар. — К счастью, во время моей службы ничего такого не произошло. Наша ежедневная работа заключалась преимущественно в патрулировании вместе с напарником улиц Таллинна, по шесть часов со вторника по субботу”.

Тем не менее, в военной части Падар служил, прежде всего, плотником. ”Меня так и называли — плотник. Я реже ходил в патрулирование , — говорит он. — Кстати, благодаря эстонцам, в нашей части все было очень хорошо с точки зрения хозяйствования”.

Peaasjalikult täitsid Ivari Padari (vasakul) miilitsapäevi siiski ehitustööd.
Erakogu

Чем же занимался плотник в милицейском батальоне? В основном, строительными работами. К примеру, если пьяный прапорщик выбивал у себя дома дверь, то на место вызывали плотника Падара, который ставил ему новую.

С смех, и грех

Несмотря на не совсем военные задачи, совсем без напряженных ситуаций не обошлось: последняя произошла в конце срока службы. ”Незадолго до моего дембеля произошла катастрофа в Чернобыле. Был составлен список тех, кого посылают в Чернобыть от нашей части. Там была и моя фамилия. Как известно, все жители с места аварии были эвакуированы, а все их имущество осталось, поэтому возникла серьезная проблема с мародерами. Нас послали на борьбу с ними. Мы уже находились в состоянии готовности к отправке, когда неожиданно пришел приказ к отбою. Вскоре моя служба закончилась. Если бы я отправился в Чернобыль, то остался бы там как минимум на полгода. Возможно, от отправки туда нас в очередной раз спас командир Абдулмукмин Идрисович. Так мы думаем. У него напрямую мы не спрашивали”, — рассказывает Падар.

Erakogu

Были и смешные случаи. Так, одному сержанту и офицеру пришлось сопровождать попавшегося на воровстве в батальоне срочника на отбытие наказания в дисциплинарном батальоне в Белоруссии. ”Но оказалось, что у этого несчастного, представляешь, под форменными штанами не было трусов. Согласно же распорядку, при отсутствии полного обмундирования, в том числе нижнего белья, в дисбат не принимают. Естественно, сопровождающим не хотелось вести вора назад, поэтому им пришлось сыграть в орлянку, чтобы решить, кто из них отдаст ему свои трусы, чтобы все-таки от него избавиться”.

Рассказы Падара о службе приятно слушать, он помнит все детали, даты и имена. ”Ну слушай, я же все-таки историк, специализирующийся на военной истории”, — отвечает он на комплимент.

”Знаешь, что мы еще обсуждали на встрече сослуживцев? Что во время событий Бронзовой ночи в апреле 2007 года — как выяснилось, это не только мой бзик, другие говорили то же самое — я хотел бы стоять в одном ряду с полицейскими, чтобы усмирить дебоширов. В свое время нас именно этому и учили, — говорит Падар. — Знаю, что кое-кто из т.н. наших служил в полиции, но были ли они там во время бронзовых событий, не знаю. Знаю, что одним наших был водитель крана, демонтировавшего Бронзового солдата. Это бывший водитель командира нашей части”.