Когда Керсти Кальюлайд во вторник, 27 сентября, прибыла в замок Тоомпеа, там уже несколько часов томились в ожидании десятки журналистов и фотографов, но ни один из них не заметил будущего президента Эстонии. По просьбе пригласившего Кальюлайд спикера Рийгикогу Эйки Нестора, директор Канцелярии Рийгикогу Мария Алайыэ на своем служебном черном Volvo съездила за гостьей и провела ее в замок Тоомпеа через соединенное с ним здание отдела международных отношений Канцелярии Рийгикогу на Тоом-Кооли, 5.

За предыдущие три дня произошло невероятно много. В субботу, 24 сентября, 334 члена коллегии выборщиков собрались в концертном зале "Эстония", чтобы выбрать нового президента. Результаты первого тура ошеломили. Кандидат от EKRE Март Хельме получил 16 голосов, неофициальный кандидат от Партии реформ Марина Кальюранд — 75, центристка Майлис Репс — 79, реформист Каллас — 81, кандидат от IRL Аллар Йыкс — 83 голоса.

Перед решающим вторым туром Каллас сделал последнюю попытку прибавить себе сторонников. Вместе с председателем Партии реформ Таави Рыйвасом он попросил помощи лидеров соцдемов. Свен Миксер ответил, что соцдемы не видят в этом никакой выгоды для себя.

Соцдемы отправились в коллегию выборщиков с отличной от других партий стратегией. У них было примерно 45 голосов. Этого было слишком мало, чтобы успешно выставить своего кандидата, но достаточно много, чтобы повлиять на результаты выборов.

Многим рядовым соцдемам нравилась Кальюранд, но правление партии осторожничало. Ближайшее окружение Осиновского считало лучшим решением введение в игру темной лошадки, которую поддержали бы и другие партии.

Для этого президент не должен был быть избран в коллегии выборщиков. По плану правления партии, нужно было провести в заключительный тур тех кандидатов, в дуэли которых ни один не получил бы необходимого большинства голосов. Идеальной парой казались Йыкс-Репс.

Перед первым голосованием руководители соцдемов посоветовали своим людям голосовать за Йыкса, но если кто-то хотел поддержать какого-то другого кандидата, он мог это сделать. Таблица Excel соцдемов показала, что чудо можно совершить с парой десятков надежных голосов.

На удивление вместо Репс в финал прошел Каллас, но это не изменило ничего. Во втором туре Йыкс получил 134 голоса и Каллас — 138, оба меньше прописанного в законе большинства голосов коллегии выборщиков. Президент не был избран.

Далее пошла в ход идея Эйки Нестора, который не входит в правление соцдемов и не участвовал в тайном плане отправить выборы обратно в Рийгикогу. Он быстро посоветовался со своими заместителями Юри Ратасом и Хелиром-Валдором Сеэдером и созвал на понедельник совет старейшин Рийгикогу.

В субботу вечером в главной конторе соцдемов на Тоомпуйестеэ совещалась маленькая компания под предводительством Осиновского. Там были, например, Урве Пало, Андрес Анвельт и Хельмен Кютт.

Нужно было найти человека, который в качестве кандидата подошел бы всем партиям.

Темной лошадке нужна была поддержка по меньшей мере 68 депутатов Рийгикогу, что очень много. У Партии реформ и Центристской партии на двоих было 57 мест в Рийгикогу, следовательно, без них невозможно было двигаться дальше.

В ходе мозгового штурма остались три имени: бывший министр иностранных дел и обороны, член IRL Юри Луйк, канцлер права, беспартийная Юлле Мадизе и давний представитель Эстонии в Европейской счетной палате, бывший член Исамалийта Керсти Кальюлайд.

В воскресенье происходило оживленное общение по телефону. Анвельт рапортовал товарищам, что Мадизе не заинтересована в должности президента.

В выходные самым вероятным кандидатом в президенты стал Луйк, который подошел бы IRL, Свободной партии и Партии реформ, а также президенту Ильвесу. Премьер-министр Таави Рыйвас начал активно лоббировать Луйка.

Во имя Кальюлайд работал прежде всего Осиновский. Он позвонил и спросил, стоит ли искать для нее поддержку. Ответ был положительный. Для прохождения кандидатуры Кальюлайд нужно было сперва убедить IRL. Чтобы сделать это окончательно, нужно было получить для нее и поддержку Центристской и Свободной партий.

В понедельник Нестор спросил у совета старейшин, должен ли Рийгикогу избрать президента и надо ли отказаться от прежних кандидатов. На оба вопроса все ответили "да".

Тогда Нестор попросил все партии подумать, каким кандидатам удалось бы набрать по меньшей мере 68 голосов в Рийгикогу. Ни одного имени на собрании не прозвучало.

Совет старейшин снова собрался во вторник. Партии стали раскрывать карты.

IRL: первый кандидат — Луйк. Согласны проголосовать и за Кальюлайд.

Свободная партия: первый кандидат — Луйк, за него проголосуют все восемь. За Кальюлайд сейчас готовы проголосовать четверо, остальные решат после встречи.

Соцдемы: первый кандидат — Кальюлайд. Согласны проголосовать и за Луйка.

EKRE: за Луйка не проголосуют ни в коем случае. За Кальюлайд отдадут примерно шесть подписей и, может быть, семь голосов.

Центристская партия: за Луйка не проголосуют ни в коем случае. Кальюлайд отдали бы примерно 20 голосов.

Партия реформ: первый кандидат — Луйк.

Нестор подсчитал возможную поддержку. У Центристской партии и EKRE было в общей сложности 34 голоса, которых хватило для исключения Луйка — одним голосом.

В отличие от Луйка, у Кальюлайд были необходимые для победы голоса. Нестор спросил, может ли совет старейшин предложить ей баллотироваться. Здесь председатель фракции реформистов Урве Тийдус попросила перерыв, чтобы обсудить ситуацию в своей партии.

В это время Нестор позвонил Кальюлайд и посоветовал ей приехать на Тоомпеа.

Тем временем не входящие в Рийгикогу политики EKRE стали изучать биографию Кальюлайд в интернете и обнаружили, что она поддерживает Закон о сожительстве. Так что Мартин Хельме отправился в совет старейшин с новостью, что за Кальюлайд они все-таки не отдадут ни одной подписи и не проголосуют, но и не будут блокировать ее избрание президентом.

В то же время большинство Партии реформ напрямую ничего не имело против Кальюлайд и, поскольку было ясно, что за нее остаются соцдемы, IRL и Центристская партия, они согласились. Поэтому Тийдус доложила в совете старейшин, что первый кандидат Партии реформ — по-прежнему Луйк, но они согласны проголосовать и за Кальюлайд. Но прежде они хотели бы с ней встретиться.

Нестор отправился за Кальюлайд, но в кабинете директора канцелярии ее не оказалось. После его телефонного звонка Алайыэ привела Кальюлайд.

Нестор объяснил ей ситуацию: совет старейшин пришел к выводу, что ты можешь получить по меньшей мере 68 голосов в Рийгикогу. Получишь или нет, никто не знает. все хотят с тобой встретиться, чтобы решить, проголосуют ли они за тебя или нет.

Кальюлайд согласилась и начала договариваться с фракциями о встречах на следующий день.

Оставалась еще пресс-конференция. Вопросов было много, а времени — мало. Все важное Кальюлайд высказала одним предложением: "Ответственность безумная, и я принимаю ее!"